Новый подход канонического права к смыслу судопроизводства

 

Строгий формализм в судебной процедуре был взаимосвязан с вообще новым подходом канонического права к смыслу судопроизводства. Суд должен был не установить правоту одной стороны и осудить другую, суд должен был выяснить истину по делу, может быть, даже в частичное или полное нарушение интересов того, кто возбудил обвинение или жалобу. Судье полагалось самому допрашивать стороны по собственному разуму и совести, ему полагалось быть внутренне убежденным в обоснованности и справедливости своего решения по делу, в том числе с точки зрения канонических догматов. Судья должен был выяснять не только материальные обстоятельства по делу, но и разного рода мотивы – иногда и “то, что грешник сам, может быть, не знает или из стыда желает скрыть”. Это, в свою очередь, привело канонические суды к очень жёсткому отношению к доказательствам. Были разработаны некоторые правила разграничения доказательств:

* не относящихся к делу

* неясных или неопределённых

* свидетельствующих то, что порождает неясность

 

* противоречащих природе и потому бесполезных.

Излишне формальные и жесткие требования к природе доказательств были затруднением в возбуждении уголовных преследований. А убеждение в изначальной греховности любого сочлена мирской жизни и его сопротивление покаянию подтолкнули каноническое право и судопроизводство к преувеличенной значимости собственного признания обвиняемого. Это существенно перестроило инквизиционное производство.