Тенденция развития зарубежных конституций

 

Общемировой процесс развития конституций прошел три этапа и сейчас находится на четвертом. На разных этапах их социальное и юридическое содержание изменялось. Первый этап длился от возникновения современных конституций в XVIII в. до Первой мировой войны и образования государств тоталитарного социализма. Конституционный процесс на этом этапе охватывал в основном Европу, Северную и Южную Америку (исключение составляли африканская Либерия, Южная Африка и Австралия). Объем конституционного регулирования был узким, он ограничивался преимущественно личными и некоторыми политическими правами граждан, а также вопросами организации и деятельности органов государственной власти. На втором этапе — между двумя мировыми войнами — конституционное регулирование распространилось, на некоторые вновь образованные государства Восточной Европы, единичные страны Азии и Африки (в Африке это были преимущественно так называемые «колониальные конституции»). В связи с возросшей экономической и социальной ролью государства такое регулирование затронуло (и в старых, и в новых государствах) новые области общественных отношений, а в появившихся конституциях стран тоталитарного социализма оно приобрели почти всеобъемлющий характер, охватив сферу социально-экономических прав, идеологии, создание тоталитарной политической системы. На третьем этапе — после Второй мировой войны до рубежа 80—90-х гг. — конституционный процесс приобрел глобальный характер, распространившись на Азию, Африку, Океанию, поскольку в результате ликвидации колониальной зависимости возникло более 100 новых государств. Первые конституции, хотя и часто отменяемые монархами, появились в странах мусульманского фундаментализма (Бахрейн, Кувейт и др.). На этом этапе в разных группах государств действовали четыре модели конституции: либеральные конституции прошлого (США, Бельгии и др.), социально-либеральные конституции «второй волны» (Японии 1946 г., Италии 1947 г. и др.), этатистские конституции в странах тоталитарного социализма и ряде государств Азии и Африки как социалистической, так и капиталистической ориентации и либерально-этатистские конституции во многих развивающихся странах (включая Латинскую Америку). Под влиянием ранних социалистических конституций, массового демократического движения во многих основных законах капиталистических стран был существенно расширен объект конституционного регулирования: в них были включены социально-экономические положения, нормы о роли партий, принципы внешней политики, отчасти положения об общественных объединениях. Конституции тоталитарного социализма отрицали разделение властей и закрепляли принцип единства государственной власти в его специфическом понимании («Вся власть Советам!»), провозглашали руководящую роль марксистско-ленинской партии в обществе и государстве, преимущества в правах для «трудящихся», обязательную идеологию. Основные законы тоталитарных стран социалистической ориентации открыто закрепляли вождизм и предписывали однопартийность. Они во многом копировали социалистическую конституционную модель, часто ухудшая ее (впрочем, они включали некоторые либеральные положения). Конституции государств капиталистической ориентации тяготели к западной модели, заимствуя вместе с тем отдельные положения основных законов тоталитарных социалистических государств (по национальному вопросу, о планировании, борьбе с эксплуатацией и др.). На этом этапе во многих странах особенно четко выявилось противоречие между юридической и фактической конституцией, многие позитивные нормы конституций нередко носили лишь декларативный характер (особенно и социалистических и развивающихся странах).

Четвертый этап, начавшийся в конце 80-х — начале 90-х гг., характеризуется крушением тоталитарных режимов в Европе, Азии, Африке. С конца 80-х гг. до 1999 г принято более 190 новых конституций, в том числе в наиболее консервативных мусульманских странах (Саудовская Аравия в 1992 г., Оман в 1996 г.). Они отразили изменение ситуации и конституционных приоритетов, возрастание значения общечеловеческих ценностей (в какой-то мере это относится и к новым конституциям сохранившихся социалистических стран, к поправкам к ним), разрыв с тоталитаризмом, сближение различных правовых систем при более точном учете собственного опыта.

 

На этом этапе возникло новое явление: постсоциалистические конституции, принципиально отринувшие тоталитарное «старое», принявшее доминирующее «новое»: суверенитет и разделение властей, равенство и защита граждан, свободный доступ к правосудию и необратимость закона и многое другое, что явилось значительным шагом вперед в развитии демократических прав и свобод, законов и самого государства.






Adblock detector