Право населения на самостоятельное определение структуры органов местного самоуправления

 

Говоря о реализации конституционного права населения на осуществление местного самоуправления, необходимо осознавать, что эффективность этого процесса во многом зависит не только от наличия всего комплекса необходимых законов, обеспечивающих организационную и экономическую самостоятельность муниципальных образований, но и от понимания населением своих прав и возможностей в осуществлении местного самоуправления, от способности этими правами грамотно воспользоваться.

Одним из факторов самостоятельности местного самоуправления Конституция РФ, а за ней и Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» определяют право населения на самостоятельное определение структуры органов местного самоуправления. На практике это осуществляется самостоятельной разработкой устава муниципального образования, в котором, наряду с другими вопросами местного значения, указывается структура и порядок формирования органов местного самоуправления данного конкретного муниципального образования (статья 8 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ»).

Уже имеющаяся практика подготовки и принятия муниципальных уставов показывает, что этот, важнейший для последующего успешного функционирования муниципального образования, процесс проходит зачастую под воздействием политической или личностной конъюнктуры как органов и должностных лиц государственной власти региона, так и должностных лиц местного самоуправления. Проще говоря, во многих случаях право жителей муниципальных образований на создание оптимальной, наиболее подходящей для специфических условий их проживания, модели местного управления подменяется желанием тех или иных должностных лиц закрепить через правовые механизмы, только еще нарождающиеся в нашем государстве, конъюнктурную, «удобную для себя» систему местного самоуправления.

Одно из проявлений такой тенденции выражается в разработке на уровне субъекта Федерации так называемых типовых уставов муниципальных образований.

Наиболее ярким отражением таких процессов стала ситуация, сложившаяся в Чувашской Республике.

 

Государственным Советом Чувашской Республики был разработан и принят типовой устав муниципального образования, отражающий представления законодателя о принципах организации местного самоуправления в республике. Почти одновременно с этим контрольно-организационным управлением администрации Президента республики был подготовлен альтернативный типовой устав, отражающий позицию по этому вопросу администрации Президента республики.

Главы районных администраций не особенно скрывали, что на них было оказано определенное давление, с тем, чтобы типовой устав, подготовленный администрацией (кстати, содержащий грубейшие нарушения как федерального, так и республиканского законодательства) решениями немногочисленных и управляемых районных «парламентов», обрел статус полноценной «районной конституции». Министерство юстиции республики, закрыв глаза на явные противоречия законодательству, регистрирует такие «продукты» волеизъявления населения, ссылаясь на то, что процедура регистрации является «формальностью». Госсовет республики обращается в Государственную Думу, к прокурору, в другие федеральные и республиканские инстанции… В общем, пошла писать губерния.

А ведь и процитированное в эпиграфе положение Конституции России и соответствующие нормы Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» вовсе не случайно определяют необходимость решения этого вопроса в самих муниципальных образованиях, а не на уровне субъекта Федерации. Различие в структуре органов местного самоуправления диктуется не тем, в каком «суверенном» субъекте Российской Федерации находится данное муниципальное образование, а характерными особенностями именно самого муниципального образования — его территорией, численностью населения, географией расположения и многими другими конкретными особенностями.






Adblock detector