Изменение режима экономической политики

 

Индексация и контроль в лучшем случае облегчают задачу сглаживания последствий инфляции. Когда инфляционные процессы действительно выходят из-под контроля, требуется предпринять нечто более существенное. То, что необходимо в таком случае, как любят говорить монетаристы и еще больше — “неоклассики”, — это изменение режима экономической политики.

Томас Сарджент — один из наиболее выдающихся теоретиков “новой классической школы” — занимался серьезными теоретическими исследованиями в данной области . С точки зрения Сарджента, экономическая политика США после Второй мировой войны проводилась в режиме “стой—иди”, причем допускалась систематическая инфляционная ошибка. Правительство попеременно боролось то с безработицей (проводя экспансионистскую экономическую политику), то с инфляцией (проводя ограничительную экономическую политику). Однако в среднем периоды экспансии были более продолжительными и более радикальными, чем периоды ограничений.

Сарджент обращает особое внимание на то, что традиционные оценки тех высоких издержек, с которыми сопряжено преодоление инфляции, основаны на данных об экономическом развитии в условиях именно этого режима экономической политики. Разве может вызвать удивление, говорит он, что при таком варианте экономического развития цены медленно реагируют на ограничительные мероприятия экономической политики? Абсолютно все хозяйственные агенты отдают себе отчет в том, что сложившееся “status quo” не может продолжаться бесконечно долго. В этом случае им становится выгодно самим определять свое положение на экономических Подмостках, а их сопротивление контролю над ценами и заработной платой возрастает.

 

Однако, рассуждает Сарджент, задумаемся над тем, что бы случилось, если бы в период быстрой инфляции произошло заслуживающее доверия изменение режима проводимой экономической политики. Что произошло бы, если бы правительство убедило всех, что оно никогда не допустит вновь того — и не имеет значения, как оно это сделает, — чтобы совокупный спрос опережал рост естественного уровня реального объема производства? Поверив этому обещанию, предприниматели и наемный персонал ожидали бы падения темпа инфляции до нулевой отметки. В случае изменения их ожиданий иной была бы и их реакция на ограничительную экономическую политику. Перемещение вверх кривой реального совокупного предложения на краткосрочном временном интервале сразу бы прекратилось. Поскольку она пришла бы в состояние покоя, экономика быстро и безболезненно могла бы сохранить переход к стабильному уровню цен.

Хотя приведенные рассуждения звучат слишком привлекательно, чтобы им можно было безоговорочно поверить, Сарджент заявляет, что существует доказательство возможности такого хода событий. Доказательство это следует из реального факта обеспечения контроля над гиперинфляцией, как это произошло, например, в Германии в 20-е годы. Во второй половине 1923 года ежемесячный (!) темп инфляции в Германии достиг 35 000 процентов. Однако уже к концу года решительное изменение в проводимой налогово-бюджетной и денежно-кредитной политике, сопровождавшееся обещанием добиться конвертируемости немецкой марки в доллары (что означало тогда обратимость в золото), резко остановило развитие инфляционных процессов.

В 90-е годы некоторые страны, подверженные гиперинфляции, предпринимали аналогичные изменения в режиме проводимой ими экономической политики и добивались при этом переменного успеха. В 1990 году к решительным изменениям в режиме экономической политики приступили Бразилия и Польша, переживавшие в предыдущем году гиперинфляцию. Хотя эти последние примеры и не подтверждают заявление о том, что существуют способы преодоления инфляции без определенных издержек, они действительно указывают на то, что изменение режима экономической политики может стать весьма существенным элементом в программе замедления темпов развития инфляции.1



Adblock detector