Строительство и архитектура в 16 веке

С 1710 года стали строить только кирпичные дома. Несмотря на принудительные меры переселения в Петербург, строительство велось медленно. Идейно-политическая важность быстрого возведения столицы, выдвинула перед архитектурой ответственные задачи. Город надо было создать исходя из передовых градостроительных принципов, обеспечивающих его престижно-представительный характер не только во внешнем архитектурно-художественном облике, но и по планировочной структуре. Не хватало квалифицированных архитекторов. И в 1709 году учреждается Канцелярия, ведавшая всеми строительными делами. При ней создается школа для начального изучения зодчества. Рассчитывалось, что более глубокие познания ученики этой школы должны были получить в архитектурных командах в процессе практического сотрудничества опытных архитекторов. Однако школа и команды не могли обеспечить расширяющееся столичное строительство. Петр I приглашает опытных архитекторов из западных стран, что позволило почти сразу же вовлекать их в строительство города.
А также отбирают талантливых молодых людей и командируют их для обучения в западноевропейские страны инженерным и архитектурным искусствам.
В новую столицу в 1710 году были приглашены: итальянцы Н.Микетти, Г.Киавери, К.Б.Растрелли, француз Ж.Б.Леблон, немцы Г.Маторнови, И.Шендель, А.Шлютер, голландец Г.Ван Болес. Они должны были не только строить, но и подготавливать русских архитекторов из учеников, работавших с ними. Из Москвы приехали итальянцы – М.Фонтана и инженер-фортификатор и архитектор Доменико Трезини. В Москве успешно работали одаренные русские архитекторы И.П.Зарудный, Д.В.Аксамитов, П.Потапов, М.И.Чочлаков, Я.Г.Бухвостов, Г.Устинов и другие. В то же время искусство архитектуры постигали посланные за границу, впоследствии ставшие крупными зодчими: Иван Коробов, Мордвинов и Иван Мичурин, Петр Еропкин, Тимофей Усов и другие. Таким образом, в новой столице работали зодчие разных национальных школ, но творили они иначе, чем у себя на родине, подчиняясь вкусам и требованиям заказчиков, а так же приспосабливаясь к специфическим условиям строящегося города. В результате их деятельности архитектура Петербурга той поры стала своеобразным
сплавом исконно русских художественных традиций и формальных элементов, привнесенных из западноевропейских стран. Русские, итальянские, голландские, немецкие и французские архитекторы возводили в русской столице хоромы, дворцы, храмы и государственные здания, архитектура которых имела общие художественные черты, определяющие архитектурный стиль, обычно называемый русским барокко XVIII века или Петровским барокко.
Все многообразие индивидуальных творческих взглядов различных архитекторов на практике смягчалось под влиянием двух основных факторов: во-первых, воздействием русских многовековых традиций, носителями и проводниками которых были исполнители архитектурных замыслов – многочисленные плотники, каменщики, штукатуры, лепщики и прочие строительные мастера. Во-вторых ролью заказчиков, и прежде всего самого Петра I, который чрезвычайно внимательно и требовательно рассматривал все проектные предложения архитекторов, отвергая те, которые не соответствовали с его точки зрения, облику столицы, или внося существенные а иногда и решающие изменения. Зачастую он сам указывал где,что и как строить, делаясь зодчим. По его инициативе разрабатывались генеральные планы Петербурга. Художественная общность петербургских строений петровского времени объясняется также особенностями строительных материалов. Дома в столице строили мазанкового типа и кирпичные, оштукатуреваемые в два цвета ( стены –
красные, светло-коричневые или зеленые, а лопатки, пилястры, наличники, русты на углах – белые ). Для привлечения в Петербург каменщиков Петр I в 1714 году издал указ, запрещающий по всей России, кроме столицы, строительство из камня и кирпича. Особенности архитектурного стиля можно четко проследить при рассмотрении сохранившихся архитектурных произведений того времени, таких как “Монплезир” и “Эрмитаж” в Петегофе, здания Кунсткамеры и Двенадцати коллегий в Петербурге и.т.п.
По указанию Петра I Доменико Трезини ( 1670-1734 ) впервые в русской архитектуре разработал в 1714 году образцовые проекты жилых домов, предназначенных для застройщиков разного достатка: одноэтажные небольшие для беднейшего населения, побольше для знатных. Французский архитектор Ж.Б.Леблон ( 1679-1719 ) разрабатывал проект двухэтажного дома “ для именитых “.” Образцовый проект “ напоминает хорошо сохранившийся летний дворец Петра I, который был построен Д.Трезини в 1710-1714 годах в летнем саду.
При всей простоте “ образцовых “ проектов жилых домов все они отличаются характером фасадов с ритмично размещенными проемами, обрамленными наличниками сдержанных очертаний и фигурными воротами сбоку. В отличие от средневековой застройки русских городов, где жилые строения стояли за заборами в глубине участков, все дома в столице должны были выходить фасадами на красные линии* улиц и набережных, формируя фронт их застройки и тем самым придавая городу организованный вид. Это градостроительное новшество нашло отражение и в застройке Москвы. Наряду с жилыми домами в Петербурге и его пригородах строились дворцы с представительными фасадами и обширными, богато украшенными парадными помещениями.
В сочетание с архитектурой начинает применяться декоративная скульптура, а в интерьерах – живописное убранство. Создаются загородные и пригородные резиденции с садами. Крупнейшими сохранившимися до наших дней общественными зданиями, созданными Д.Трезини, является Петропавловский собор и здание Двенадцати коллегий. Из-под свода Петровских ворот четко вырисовывается Петропавловский собор (1712-1733). Динамичный силуэт колокольни собора, увенчанный высоким золоченым шпилем и флюгером в виде ангела, поднимается из-за стен крепости на 122 метра, став одной из наиболее выразительных доминант в панораме города на Неве. Собор ознаменовал полное отступление от композиционной традиционности русского храмостроения. Собор для России был явлением новаторским. По своему плану и виду он не похож на православные, крестово-купольные пятиглавые или шатровые церкви. Собор представляет прямоугольное, удлиненное с запада на восток здание. Внутреннее пространство собора расчленяют мощные пилоны** на три почти равных и одинаковых п
о высоте (16 метров) пролета. Такой тип называется зальным, в отличие от храмов, у которых при том же плане средний пролет выше и часто шире боковых. Плановая и силуэтная композиция собора исходили из структуры прибалтийских лютеранских храмов зального типа с башней-колокольней, завершенной шпилем. Именно он должен был стать символом утверждения России в устье Невы и символом созидательной силы русского народа. Шпиле видное завершение церковных колоколен для петровского Петербурга было типичным явлением, определяющим силуэтный характер застройки города в первой трети XVIII века. Следует отметить и внутреннее убранство – деревянный резной позолоченный иконостас в стиле барокко. Иконостас выполнен под руководством зодчего и художника И.П.Зарудного (1722-1727 гг.) артелью московских мастеров.
_____________________
* Условная граница в градостроительстве, отделяющая проезжую часть улицы от территории застройки.
**Пилон (от греч. pylon,букв.-ворота, вход),массивные столбы, служащие опорой перекрытий либо стоящие по сторонам входов или въездов.
На Васильевском острове формировался политический центр столицы и по проекту Д.Трезини возводится здание двенадцати коллегий (10
коллегий – органы государственного управления; сената и синода). Трехэтажное здание протяженностью 400 метров, состоит из двенадцати одинаковых корпусов с раздельными крышами и портиками, соединенные торцами. Все корпуса объединяет открытая аркада* с длинным коридором на втором этаже. По традиции петровского времени здание было окрашено в два цвета: кирпично-красный и белый. Первоначальная отделка интерьеров в виде лепного убранства сохранилось только в Петровском зале. Архитектурной ценностью того времени следует отметить дворец А.Д.Меньшикова (1710-1720 гг.). Трехъярусная ордерная система фасада с поярусными ритмичными рядами пилястр исходила из художественных принципов архитектуры итальянского Возрождения. Самым замечательным архитектурным наследием являются парадные комнаты, облицованные голландскими изразцами и парадная лестница с колоннами и пилястрами барочного ордера. Применение ордеров в архитектуре Петербурга было продолжением традиций, воплощенных во многих сооружениях Москвы более раннего времени
. Особенное место в панораме берегов Невы занимает оригинальный силуэт здания Кунсткамеры. Два крыла трехэтажного здания на цокольном этаже объединяет четырехъярусная башня. Углы ризалитов* и переломов стен башни в сочетании с двуцветной окраской фасада придают зданию нарядный вид. В силуэте башни отчетливо проявляется преемственность традиционных ступенчатых многоярусных строений Москвы начала XVIII века. После пожара при восстановлении фасад был упрощен.