Аналогия мексиканского, азиатского и российского финансовых кризисов, оттока капиталов

Настоящее время — это время поиска Россией путей преодоления финансового кризиса. К сожалению, наша страна не учла мировой опыт для предотвращения кризиса. Но остаётся шанс использовать зарубежный опыт для ускорения процесса стабилизации и выхода из кризиса.

Произошедшие мировые финансовые кризисы (мексиканский, азиатский и российский) имеют ряд аналогий. Их сравнение и анализ поможет лучше разобраться в причинах высокой уязвимости стран с нарождающимися финансовыми рынками внезапному оттоку капиталов и может иметь существенное значение для восстановления финансового рынка России.

Валютные и финансовые проблемы, с которыми столкнулась Мексика в 1994-1995 гг. и страны Юго-Восточной Азии в 1997-1998 гг., для многих оказались неожиданностью и вызвали всеобщее удивление, поскольку указанные страны считались наиболее благополучными и служили примером для других развивающихся государств. Ни для Мексики, ни для азиатских стан и России не были характерны крупные бюджетные дефициты или высокая инфляция, свойственная большинству стран испытывающих финансовые кризисы. Кроме того, Мексика и азиатские страны являлись ведущими импортёрами иностранного частного капитала из числа развивающихся стран.

Накануне мексиканского, азиатского и первого витка российского кризиса (в конце октября 1997 г.) фондовые рынки этих стран находились на подъёме и служили объектом активного вложения иностранного капитала.

Тем не менее, инвесторы резко изменили своё поведение, отказав в доверии правительствам этих стран, что привело к панике и массированному оттоку капиталов, ввергло их национальные финансовые системы в глубокий кризис и создало угрозу стабильности экономики.

Прекращение экономического спада в конце 1997 г. создавало предпосылки для расширения притока инвестиций в экономику России. Однако из-за политической нестабильности и высокой криминализации экономики страна оставалась преимущественно сферой приложения краткосрочных спекулятивных капиталов.

У Мексики, азиатских стран и России оказался однотипным выбор валютной политики и курсового механизма, в частности, привязка национальных валют к доллару.

Привязка к доллару рассматривалась в качестве гарантии того, что девальвация национальной валюты не произойдёт. Это стимулировало заимствования в иностранной валюте и поощряло финансовый и реальный секторы к чрезмерному валютному риску. Вместе с тем, в условиях недостаточного развития финансового рынка такой валютный режим создаёт сложности при защите национальной валюты от спекулятивных атак. Способность правительств стран с режимом «валютного якоря» поддерживать конвертируемость национальной денежной единицы ограничена золотовалютными резервами и возможностями заимствовать средства за границей — и те и другие резко уменьшаются при ухудшении валютно-финансового положения страны.

В России, как и в Мексике и Индонезии, ситуацию осложнил политический кризис, вызванный отставкой правительства после объявления им дефолта 17 августа.

Таким образом, в Мексике, странах Юго-Восточной Азии и России недоверие инвесторов к способности правительств поддерживать режим валютного курса в условиях наличия крупных дефицитов по текущим операциям, недостаточность развития финансовых рынков и неадекватного надзора и регулирования деятельности финансовых институтов вместе с осложнением политической ситуации привели к спекулятивным атакам на национальные валюты. Произошло их обесценивание. Фондовые же рынки также были обрушены.



Adblock detector