Рецепты Жириновского - кратчайший путь к краху денежной системы Росии

Внесенный в соответствии с законодательством на рассмотрение Государственной Думы Отчет Центрального банка Российской Федерации вызвал резкую критику со стороны части депутатского корпуса и некоторых политических партий. В выступлении ряда депутатов говорилось по существу о недоверии руководству Банка России.
В этом смысле статья лидера либерально-демократической партии В.В. Жириновского "Крах денежной системы России (Анализ Отчета Центрального банка Российской Федерации за 1996 год)" обобщает претензии оппозиционных сил к главному банку страны. Эта статья по стилю является политическим памфлетом, а по сущности — манифестом всех противников денежно-кредитной политики Банка России.
Политические памфлеты и манифесты — излюбленный стиль всех ниспровергателей "прогнивших режимов", начиная с Дидро, Вольтера, Маркса, Герцена и Ленина.
Статья В.Жириновского очень напоминает, например, статью его тезки В.Ленина "Грозящая катастрофа и как с ней бороться" (1917).
Манифест-памфлет — это орудие политической борьбы, остро ставящий назревшие вопросы, но предлагающий, как правило, сомнительные способы разрешения противоречий. Каждое политическое явление не случайно. Выступая на пресс-конференции, Председатель Центрального банка С. Дубинин объяснил резкую критику в адрес Банка России и себя лично крайне негативной реакцией определенных банковских кругов на реальные результаты жесткой монетарной политики: учетная ставка понизилась до 24%, приблизилась к нормальным мировым стандартам доходность государственных ценных бумаг (15-20%). Коммерческие банки потеряли (и, кажется, быстрее, чем ожидали) возможность приобретения абсолютно безрисковых активов (ГКО,ОФЗ). приносящих сверхвысокие доходы. Определенным банковским кругам очень хотелось бы вернуть "старое доброе время", когда доходность по государственным ценным бумагам достигала 200% годовых, а инфляция была на уровне 30% в годовом исчислении (ситуация 1996 г.).
Кроме того. тем банкирам, которые привыкли ловить рыбку в мутной воде беззакония и хаоса, трудно смириться с постепенным изъятием бюджетных средств из сферы деятельности коммерческих банков (окончательно этот процесс должен завершиться к 1 января 1998 г.), с ужесточением надзора за деятельностью кредитных организаций. Таким образом, статья В.В. Жириновского является отражением определенных экономических и политических интересов части российского истэблишмента.
Анализируя теоретические основы критики лидера ЛДПР в адрес Центрального банка, невольно приходят на ум строки из "Капитала" К.Маркса, в которых характеризуется экономист и политик совсем другого времени и другой страны, но тем не менее строки эти весьма актуальны: "Шотландец Маклеод, профессиональная обязанность которого заключается в том, чтобы разукрашивать возможно большей ученостью сумбурные представления банкиров Ломбард-стрит, являет собой удачный синтез между суеверными меркантилистами и просвещенными ревнителями свободной торговли".
В этом смысле теоретическая несостоятельность памфлета наиболее выпукло проявляется в разделе "Денежная масса". В основу денежной теории лидера ЛДПР положен некий принцип дезактивации денег. В частности, утверждается следующее: "Известно, что существует целый ряд денежных агрегатов, используемых для контроля за денежным обращением. Однако денежный агрегат М2 вообще не пригоден для этой цели... Деньги на срочных вкладах не могут явиться "денежным предложением", так как они заморожены (дезактивированы) условиями своего хранения. "Денежным предложением" являются лишь наличные деньги и средства на расчетных счетах (до востребования). Да и то с оговорками". Обвинив авторов отчета в мышлении на уровне XIX в., г-н Жириновский отождествляет деньги практически с наличностью, утверждая, что депозиты (и надо понимать вообще срочные обязательства коммерческого банка) не являются "денежным предложением". Может быть все депозиты сложены в виде наличности в банковский сейф. а ключ от него заброшен за море-океан на ост
ров Буян? У автора памфлета отчетливо прослеживается непонимание взаимосвязи между банковскими пассивами и активами, природы безналичных расчетов. Это понимание денег не на уровне XX! в. (на что делаются претензии в статье), а на уровне в лучшем случае добанковского периода развития денежной системы.
Любому банкиру-практику хорошо известен принцип "обезличивания" денег при их размещении на рынке. У банка в пассиве могут быть тысячи депозитов с различными сроками хранения, десятки тысяч срочных и текущих счетов юридических и физических лиц, но все эти средства становятся "денежным предложением" как определенные виды активов: кредиты, средства в расчетах, аккредитивы и т.д. И лишь отвлечение денежных средств в определенные виды активов, с невысокой степенью ликвидности, например, вложения в подвижимость, можно рассматривать как ограничение возможностей "денежного предложения" конкретного коммерческого банка, но не всей банковской системы, ибо тот, кто продал банку недвижимость, вряд ли получил все деньги наличными, а потом закопал их в лесу. Нет, деньги лишь переместились с одного счета на другой. Возможности по "денежному предложению" всей банковской системы не зависят от срочности счетов.