Определение роли Центрального банка РФ

 

Важным вопросом является определение роли Центрального банка Российской Федерации в социально-экономической жизни страны. Функции Банка России закреплены в Конституции (ст.75) и в Федеральном Законе «О Центральном банке Российской Федерации» (ст.З и 4). По мнению В.В. Жириновского, акцент Банка России на монетарных вопросах (стабильность национальной валюты, устойчивость денежного обращения, надежность работы банковской системы) — «ошибочная парадигма», которая «определяет буквально всю глубоко ошибочную и разрушительную политику Центрального банка».

Спаситель капитализма Дж.М.Кейнс в годы потрясений и кризисов писал: «Самый легкий способ разрушить экономику и политический строй

государства — это подорвать стабильность его национальной валюты». Нестабильная денежная система, крайние формы проявления которой — гиперинфляция, господство денежных суррогатов и иностранных валют, разрушение товарно-денежных отношений и бартер, никогда в истории не приводила к экономическому подъему и социальному оздоровлению. История показывает, что там. где государство «портит» монету, печатает денежные знаки, кредитует без ограничений, резко обостряются экономические и социальные болезни, там хаос и смута, там зарождаются диктатуры и войны. «Медные» бунты при царе Алексее Михайловиче: триумф и падение изобретателя печатного станка Дж. Ло: Великая Французская революция, особенно режим Директории, так напоминающий современную российскую реальность-, первая мировая война И «коллективное самоубийство» старой Европы, революции в России и Германии Веймарская республика, стагфляция в западных странах в 70-е гг., сопровождавшаяся кризисом финансовой, банковской политической систем (особенно яркий пример

— Италия) — все эти разрушительные процессы проходили на фоне непрерывного обесценивания национальных валют. Деградация денежной системы (второй после армии опоры государства) была одной из основных причин этих явлении.

Г-н Жириновский выступает со следующим утверждением: «Можно иметь стабильную денежную систему при полностью разрушенной экономике, причем разрушенной именно с целью ее стабилизации». В связи с этим хотелось бы отметить два момента.

Во-первых, при стабильной денежной системе (если абстрагироваться от некоторых других важных элементов: эффективная судебно-правовая система, гибкое налоговое законодательство, государственная поддержка образования и здравоохранения) страна обречена на экономический рост, ибо при стабильной денежной системе не обесцениваются сбережения, активы и капиталы, а самый выгодный вид вложения средств — долгосрочные инвестиции. Именно после стабилизации денежного обращения и государственных финансов всегда наблюдается экономический подъем: так было во Франции, когда в 1800 г. Наполеон учредил Банк Франции: так было после реформы 1895-1897 гг Витте в России и в более поздние времена — экономическое чудо Л.Эрхарда в Германии, А. Пиночета — в Чили, экономический подъем в Великобритании при М.Тэтчер, в США — при Р.Рейгане и т.д. С бывшими социалистическими странами дело обстоит сложнее. Однако практика показала, что чем быстрее страна нормализует денежное обращение, тем успешнее идет процесс экономического выздоровл

 

ения.

Во-вторых, стабильность денежной системы немыслима без стабильности государственной власти, государственных финансов, эффективной правовой системы. Те положения Отчета Центрального банка, которые г-н Жириновский называет очевидно бессмысленными, не соответствующими «никаким представлениям современной экономической мысли», по нашему мнению, бьют не в бровь, а в глаз. Имеются в виду следующие положения: «… ни органы законодательной, ни исполнительной, ни судебной власти не прилагали достаточных усилий в данном направлении… существенное воздействие на общее состояние платежной дисциплины оказало низкое качество бюджетного планирования». В силу вышесказанного победные реляции Банка России о значительном снижении инфляции и стабилизации денежного обращения — это, во многом, «потемкинские деревни», где за фасадом лукавых статистических цифр грозно маячат проблемы неплатежей (в некоторых регионах неплатежи буквально парализовали хозяйственную жизнь), бюджетного кризиса, активного платежного баланса без аде

кватного увеличения золотовалютных резервов, стремительного роста государственного внутреннего и внешнего долга, архаичная система расчетов и платежей, господство “черного нала”

Лидер ЛДПР справедливо указывает на эти социально-экономические проблемы, угрожающие национальной безопасности страны. Г-н Жириновский винит во всех бедах Банк России: «И орган, призванный соблюдать интересы страны, ее Центральный банк, стал ее злейшим врагом и уничтожителем».

Да, формально статус Центрального банка Российской Федерации достаточно четко определен законодательством, и степень независимости Банка России де-юре одна из самых высоких в мире (может поспорить за пальму первенства даже с Дойче Бундесбанком), что вроде бы дает ему большие возможности. Но де-факто независимость Банка России — это и есть мираж (в отличие от банковского мультипликатора, как думает г-н Жириновский). Действительно, когда летом 1996 г. власти срочно понадобились деньги, она, не долго думая, попросту изъяла их у Центрального банка (в этом были едины и законодатели, и исполнительная власть). Бундесбанк же сумел предотвратить огромную переоценку золотых резервов Германии (по существу скрытая эмиссия). Вот два примера независимости. Очевидно, российские политики, в частности г-н Жириновский, понимают независимость Банка России как ответственность за все дела и за все бездействие всех российских институтов.

Лидер ЛДПР ставит перед обществом назревшие проблемы, но рецепты его категоричны, если не сказать разрушительны. В цивилизованном же обществе должен действовать принцип, сформулированный Бенджамином Дизраэли: «Категоричность — не язык политики».



Adblock detector