Управление кредитной денежной массой

 

Для управления кредитной денежной массой существуют и другие механизмы — это различные нормативы безопасности: страховой фонд, нормы народного заемщика и т.д. Представления о неустойчивости банковской системы при отсутствии обязательного резервирования есть профанация банковской науки. Более того, в мире существует множество банковских систем, в которых вообще нет института обязательного резервирования. К примеру, в Бельгии обязательное резервирование было введено только в 1974 г. и вовсе не потому, что банковская система Бельгии была неустойчивой, а просто потому, что «так принято». В США — есть, в ФРГ — есть. А вы что, лучше всех? До сих пор нет обязательного резервирования в Люксембурге и в значительной части азиатских стран.

Поэтому обязательное резервирование как институт должно быть вообще отменено. Банки и без этого будут, естественно, резервировать свои средства в ЦБР, ибо их больше и негде «резервировать». Более того, необходимо действовать в прямо противоположном направлении каждому банку установить кредитную линию по его счету «НОСТРО» в ЦБ РФ, в пределах которой он мог бы свободно заимствовать средства для осуществления платежей клиентов. При этом процент на овердрафт по корреспондентскому счету должен быть достаточно высоким, чтобы использование его было для банков финансово наказуемым. Это позволит банкам более тщательно планировать управление своими активами в целях максимального недопущения дебетов по корсчетам, но в случае стечения обстоятельств, ведь банковские потоки подвержены сильной случайности, банк, даже с ущербом для себя, мог бы выполнить обязательства перед своими клиентами. А сейчас мы имеем неустойчивость банковской системы именно из-за наличия обязательных резервных требований. Деньги банков есть

прежде всего деньги клиентов. И получается, что банк не может выполнить на деньги клиентов обязательства перед клиентами, так как эти деньги фактически заморожены в Центробанке. Одновременно можно было бы ликвидировать весь рынок межбанковских краткосрочных кредитов, так как это кредитование взял бы на себя сам Центробанк.

В принципе Банк России уже движется в этом направлении, введя институт однодневных расчетных кредитов банков для завершения расчетов по итогам операционного дня (стр. 52). При этом создана автоматическая система представления этих кредитов.

Таким образом, в этом направлении действия банка можно только приветствовать, если бы на его представлениях не сказывались нелепые предрассудки дней, давно минувших. До сих пор Банк очень осторожно подходит к предоставлению этих кредитов, так как они являются «необеспеченными». Но ведь это полнейшая нелепость. Разве Банк дает кредиты какому-то бомжу с неизвестным местожительством и неизвестной платежеспособностью? Банк имеет дело все-таки с банками, которые сам контролирует, которые имеют и имущество, и собственные активы, и т.д. Нужно отходить от психологии старухи-процентщицы, которая дает деньги только под залоги. Банк — это дело, это бизнес, который имеет громадную ценность. И требовать от банка какие-то залоги смешно. Ведь предприятия, граждане государственные организации вкладывают свои деньги в банки без всяких «залогов», веря их репутации и тому, что Банк России контролирует их. А сам Банк России, который имеет все возможности и даже обязательства проверять, контролировать и знать все о банках,

не доверяет им. Да это же просто нелепость! Таким образом, система бланковых расчетных кредитов должна быть распространена на все банки без исключения.

Более того, введение системы автоматического предоставления «расчетных кредитов» повышает возможности и самого Банка России контролировать ситуацию в коммерческих банках, получать информацию о неблагополучии в банке задолго до того, как он окажется банкротом. Действительно, если какой-то банк начинает слишком активно использовать расчетные кредиты, это сразу же становится для Банка России звонком — в этом банке что-то неблагополучно, надо обратить на него внимание. «Кредитная история» банка становится важнейшим информационным показателем состояния и деятельности банка. И можно, не дожидаясь банкротства банка, принять какие-то меры.

Остановимся также на практике так называемых ломбардных кредитов, то есть кредитов, которые Банк России дает коммерческим банкам под залог их пакетов государственных ценных бумаг, ГКО и т.д. Вся эта деятельность Банка России явно «с душком».

Действительно, банк покупает на деньги клиентов (а какие еще у него деньги?) государственные ценные бумаги (вместо того чтобы в первую очередь осуществлять кредитное обслуживание клиентов. которые предоставляют банку свои деньги).

 

Затем банк несет эти бумаги в ЦБР, получает под них новый кредит, снова покупает ценные бумаги и т.д. Со стороны ЦБР выдача ломбардных кредитов есть замаскированное кредитование государства и его расходов, она способствует отвлечению средств банков от выполнения их прямой функций — обслуживания клиентов — фактически ведет к тому, что наибольшие (легальные) доходы в стране возникают не в сфере производства, а в сфере обращения денег.

Вот почему практика ломбардных кредитов ЦБР должна быть полностью пресечена. Банк России — не фирма по зарабатыванию денег его «банковской братвой», а орган управления, регулирования и контроля денежной системы в интересах всего общества. А ломбардные кредиты — это откровенные «шахли-махли», недостойные такого органа, как Банк России. Более того, откуда берет деньги Банк России на эти ломбардные кредиты, интересно спросить? Если путем эмиссии, то это недопустимо. Если из средств обязательного резервирования, то это еще более странно. Получается, что Банк просто-напросто прокручивает обязательные резервы, отнимая их у всей денежной системы. Или пускает их в оборот, но только уже от себя.

Институт ломбардных кредитов должен быть ликвидирован безусловно.

Депозитные операции Банка России. Эти операции также имеют сомнительную ценность с точки зрения всей денежной системы страны. В чем их суть? Банк, собравший деньги клиентов, вместо того чтобы использовать их прежде всего в интересах клиентов, например для их кредитования, передает их на депозит ЦБР под какие-то проценты.

Нелепость операции состоит в том, что эти деньги и так находятся в Центральном банке, только на беспроцентном счете, А в результате этой операции деньги банка переходят на процентный счет, но уже не могут быть использованы для целей кредитования клиентов. Думается, что и эти операции должны быть прекращены. Деньги в банке должны использоваться прежде всего в интересах клиентов, то есть для их кредитования. А для того чтобы вкладывать деньги в надежных клиентов, в надежные проекты, банку надо работать с клиентами, интересоваться их делами, изучать их кредитные истории и т.п. А создав систему депозитных операций, Банк России фактически стимулирует безразличие банка к своим клиентам, наплевательское отношение к ним. опять создает возможности зарабатывания денег банками, не выходя за пределы самой денежной системы, а только через их «прокручивание» без выхода денег

в экономику.

Все это есть фактически «отрыжка» представлений, что Банк России — коммерческое предприятие, которое должно зарабатывать деньги само и давать возможность без усилий заработать своим компаньонам по бизнесу — коммерческим банкам.

Банки должны зарабатывать деньги, но «в поте лица своего», с принятием на себя определенных рисков, а отнюдь не простым переписыванием денег (чужих) со счета на счет.