Состояние платежной системы России

 

Состояние платежной системы России является катастрофическим, и отчет никак не может этого скрыть. Денежная система России покрывает не более пятой части потребности страны в расчетно-платежных средствах, результатом чего явилась тотальная денежная суррогатизация страны. Объем суррогатных денег никто даже не берется подсчитать. в том числе и Банк России. Но по оценкам, этих суррогатов — векселей, зачетов, местных, фабричных, даже частных денег в России в настоящее время используется на сотни триллионов рублей, что превышает объем государственных денег многократно. Россия возвратилась к временам батьки Махно.

Вот почему речь не может идти о простой эмиссии денег. Эмиссионные деньги, естественно, получит государство, и при катастрофической задолженности перед населением в зарплате и пенсиях они сразу же выплеснутся на рынок потребительских товаров. Это вызовет рост цен. А так как при этом вряд ли Банк России захочет слишком сильно повышать курс доллара, то это, в свою очередь. еще больше обесценит доллар, что приведет к совершеннейшей катастрофе отечественной промышленности. Валютные же резервы страны вообще могут «испариться», так как станет выгодным покупать за границей даже ложки.

Таким образом, классические решения в настоящее время для России абсолютно непригодны. Необходимы принципиально новые подходы.

А для этого необходимо полностью перестроить всю банковскую систему.

Рассмотрим сначала структуру Банка России. В России официально объявлено, что ее банковская структура является «двухуровневой».

Но приглядимся внимательнее, что же это за «двухуровневая структура»?

В классической двухуровневой структуре Центральный банк есть банк банков и не обслуживает нефинансовых лиц. Обслуживает он только банки и федеральное правительство. В России в Центральном банке обслуживаются 8655 кредитных организаций и 316 371 (!!!) небанковский клиент. Для

последних Центральный банк стал обычным рас-

четным банком. Таким образом, Банк России фактически есть одновременно и банк верхнего, и банк нижнего уровня, что вообще разрушает саму идею двухуровневой денежной системы.

В банковской системе США Федеральный резервный банк состоит из 12 федеральных банков, являющихся равноправными субъектами федеральной резервной системы. Некоторые из них имеют филиалы, общее число которых равно 24-м.

В меньших странах вообще есть лишь один Центральный банк.

 

Но в России структура ЦБ РФ включает в себя собственно Центральный банк, 60 главных управлений и 19 национальных банков (учреждений второго уровня иерархии в системе Банка России) и 1339 расчетно-кассовых центров (организаций третьего уровня иерархии в системе ЦБ РФ). Фактически нет ничего общего с двухуровневой банковской системой, о строительстве которой все говорят.

Вот почему необходимо привести в соответствие условия России с ее банковской структурой.

Надо заметить, что правильнее говорить в настоящее время не о банковских системах страны, а о денежно-банковских системах движения той или иной валюты.

Так, если с этой точки зрения посмотреть на долларовую денежно-банковскую систему, то она построена отнюдь не по двухуровневому, а многоуровневому принципу.

Доллар является мировой валютой. И любой банк в любой части света, имеющий долларовые счета, фактически входит в эту долларовую денежно-банковскую систему через целую систему корсчетов.

Например, пусть россиянин имеет долларовый счет в одном из российских банков. Эти доллары лежат на счете в российском банке. Одновременно они же находятся на долларовом счете «НОСТРО» российского банка в одном из западных банков. Это может быть, например, скандинавский банк. Доллары скандинавского банка лежат, к примеру, на корсчете одного из американских банков. Наконец, эти же доллары лежат на корсчете американского банка в одном из банков Федеральной резервной системы США.

Таким образом, имеем следующую иерархию банков (рис. 2), соединяющуюся между собой корреспондентскими счетами:

При этом доллары клиента входят в состав пассивов всей этой цепочки банков.

Отметим, что если еще в первом звене, то есть по отношению к американскому банку, имеются какие-то резервные требования, то на все остальные банки этой цепочки никакие резервные требования США не распространяются. И что? Возникает ли от этого какая-то нестабильность денежной системы? Нет. Никакого неограниченного расширения кредитов не происходит. Хотя каждый из банков использует эти доллары в качестве кредитных ресурсов и может выдавать кредиты. Фактически один доллар, помещенный в банк нижнего уровня, является пассивом, а следовательно, и кредитным ресурсом во всех остальных банках. Другими словами, имеем мультипликацию кредитных ресурсов, пропорциональную числу звеньев в этой цепочке.

Неамериканские банки не подчиняются банковскому законодательству США. И тем ни менее долларовая денежно-банковская система является весьма надежной. Если в банке нижнего уровня кто-то каким-то образом приписал себе лишние доллары, то всем остальным банкам это в высшей степени безразлично. Корреспондентский банк знает, сколько денег есть в его банке нижнего уровня, и ровно столько он выпустит денег из этого банка. Фальсификация денег в банке остается внутренним делом самого банка и никак не воздействует на всю денежно-банковскую систему. Таким образом, в этой системе существует внутренний системный контроль — банк верхнего уровня является автоматическим контролером банка нижнего уровня, что и обеспечивает полную надежность этой банковской системы. Таким образом, современная многоуровневая банковская система обладает внутренней, автономной устойчивостью и надежностью и не нуждается в государственной опеке или охране. В счетной денежной системе деньги есть всего лишь числа на счетах, то есть информация, и

в ней имеются внутренние механизмы администрирования, которые дают четкие правила доступа к этой информации, надежно предохраняют ее от фальсификации без всякого государственного участия. В этом ее принципиальное отличие от бумажной денежной системы, в которой государство выполняет определяющую роль в поддержании ее надежности в виде жесточайшей борьбы с подделкой денег, их хищениями и т.д. Именно поэтому век бумажных денег — двадцатый век — есть век тотальной государственно-бюрократической организации общественной жизни.



Adblock detector