Севрский договор

Севрский договор не вступил в силу, потому что англо-греческая интервенция в Турции потерпела поражение. Принципы решения вопроса о проливах, отвечавшие интересам как Советской России, так и Турции, были разработаны В. И. Лениным. Они были зафиксированы в Московском договоре от 16 марта 1921 года между РСФСР и Турцией, предусматривавшем выработку международного статута Чёрного моря и черноморских проливов конференцией "...из делегатов прибрежных государств, при условии, что вынесенные ею решение не нанесут ущерба полному суверенитету Турции и её столице Константинополю". Идентичные статьи были включены в Карский договор 1921 года и в украинско-турецкий договор следующего года. На Лозаннской конференции советская делегация вела настойчивую борьбу за справедливое решение вопроса о проливах. Эта конференция о проливах, подписанная 24 июля 1923 года, установила, что зона черноморских проливов демилитаризуется и объявляется открытой для прохода любых военных кораблей. Такой режим ставил черномор
ские страны под угрозу агрессии, поэтому Советский Союз не ратифицировал Лозаннскую конвенцию. В апреле 1936 года турецкое правительство, рассчитывая на поддержку Великобритании, заинтересованной в вовлечении Турции в орбиту своей средиземноморской политики и использовании турецких военно-морских баз, предложило державам — участницам Лозаннской конференции провести переговоры для заключения новой конвенции о черноморских проливах. В июне 1836 года в Монтрё открылась международная конференция по вопросу о черноморских проливах, которая завершилась подписанием 20 июля новой конвенции. В ней учитывались, хотя и не полностью, интересы черноморских стран. Им разрешалось проводить через черноморские проливы любые свои корабли при соблюдении установленных правил прохода, в то время как допуск военных кораблей нечерноморских держав ограничивался тоннажем, классом о сроком пребывания в Черное море; проход военных кораблей воюющих держав воспрещался; Турция, в случае своего вступления в войну или находясь под угрозой
войны, имела право разрешать или запрещать проход через проливы любых военных судов.
Во время 2-й мировой войны 1939-1945 годов Турция, объявив после нападения Германии на СССР о своем нейтралитете, предоставляла фашистским агрессорам возможность использовать черноморские проливы в своих целях. В свете этих обстоятельств Потсдамская конференция 1945 года признала, что конвенция, заключенная в Монтрё, должна быть пересмотрена. В следующем году СССР приступил к переговорам и с Турцией, но турецкое правительство отвергло советские предложения. В 1953 году советское правительство заявило правительству Турции, что оно пересмотрело своё прежнее мнение относительно указанных предложений. Таким образом, конвенция 1936 года остается международным актом, регулирующим судоходство в черноморских проливах.