Проблемы венчурного бизнеса и способы их решения


Венчурные фонды, действующие России, работают, как правило, со средствами крупных международных финансовых структур, таких, как Европейский Банк Реконструкции и Развития, что накладывает дополнительные ограничения на их деятельность и отчасти диктует выбор финансируемых отраслей. Более подробную информацию о критериях работы фондов можно получить у их представителей, но есть несколько общих правил, которые могут быть полезны тем, кто хотел бы получить инвестиции.
В отличие от банка, фонд претендует на часть собственности в предприятии, поэтому юридическое состояние фирмы будет весьма интересовать инвестора.
Инвестор приходит в компанию “всерьез и надолго”, готов нести большие риски, поэтому фондам требуется гораздо больше времени для принятия решений, как правило не меньше 4 - 6 месяцев.
Достоверность в обмен на конфиденциальность - это основной подход к подаче информации. Занизив или завысив какие-то показатели, исказив картину реальной жизни фирмы, можно оттолкнуть инвестора или существенно затруднить дальнейшее развитие взаимоотношений.
Проекты, рассматриваемые венчурными предприятиями, относятся, как правило, к числу высокорисковых со средним периодом окупаемости 7-8 лет. На фирме создается специальный венчурный фонд для финансирования таких подразделений, причем руководители венчурных фирм наделены полномочиями по планированию периодичности пользования фондом и сами устанавливают объем выделяемых средств.
В России первые шаги по использованию принципов венчурного бизнеса были предприняты Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) и другими международными финансовыми институтами. Правда не в области финансирования инициативных предпринимательских проектов, а в целях вывода из кризиса и повышения эффективности работы приватизированных предприятий. Впрочем, это тоже одно из традиционных направлений венчурного бизнеса.
Уже в 1997 г. появились сообщения о создании венчурного фонда, опирающегося на средства крупных российских банков. В декабре 1997 г. стало известно о создании в России первого венчурного фонда с государственным участием для поддержки научно-технических проектов и привлечения частного капитала в развитие высоких технологий под государственные гарантии. Хотя активная роль и непосредственное участие государства в этом проекте порождает немало вопросов и критических суждений, важен сам факт движения вперед в том направлении, которым двигаются другие индустриально развитые страны.
Теперь многое будет зависеть от первых результатов деятельности российских инвесторов рискового капитала. А так же от того, насколько эта деятельность найдет понимание и получит поддержку в органах государственной власти, поскольку для успешного развития венчурного бизнеса требуются особые экономические условия, в частности, благоприятный налоговый климат.
Это хорошо понимают пионеры венчурного бизнеса в России, которые объединились в марте 1997 года в Российскую ассоциацию венчурного финансирования (РАВИ). В качестве главной ее задачи провозглашается лоббирование интересов венчурного капитала в Думе и Правительстве, в том числе, - подготовка проекта закона "О венчурном инвестировании".
О том, насколько развитие венчурного бизнеса выгодно экономике, свидетельствует хотя бы тот факт, что в США только за период с 1990 по 1995 гг. частные инвесторы вложили около 130 млрд. долл. в развитие новых перспективных фирм, впервые предложивших свои акции на фондовом рынке. Эти средства инвестируются, как правило в расчете на рост курсовой стоимости в течении длительного периода. Они не будут лежать в "чулке" или давить на бюджет через рынок государственных облигаций, а станут работать на развитие производства.