Половые различия ответных реакций на эмоциональные стрессорные воздействия

 

Перенасыщенность жизни современного человека стрессорными ситуациями повышает интерес исследователей к острому воздействию на организм стресс – факторов. Тенденция к увеличению разрыва в продолжительности жизни мужчин и женщин, по-видимому, в немалой степени связана с половыми особенностями адаптации именно к этим незначительным по силе и продолжительности стрессорам, составляющим жизненный фон человека. В этой связи следует принять актуальным исследование динамики ответных реакций у мужчин и женщин в ситуациях, моделирующих средовые стрессорные воздействия. Поскольку отрицательные эмоции являются субъективным компонентом практически любого стресса, наиболее адекватной моделью средовых стрессоров являются воздействия с преобладанием отрицательных эмоций.

Стресс у разных видов животных мало чем отличается, в то же время исследовать реакцию человека на стресс не всегда удается. Поэтому наиболее сложные исследования проводятся на белых крысах, кроликах и т. д. Мы сами были свидетелями нескольких из таких опытов. Исследования проводились на белых крысах в 5 корпусе СГУ.

Опыты поставлены на 210 самках и 200 самцах белых беспородных крыс. В разработанных сотрудниками кафедры “физиологии животных и человека” экспериментах, группа из 4 социально адаптированных животных одного пола подвергалась стрессорному воздействию по схеме “жертва – зритель”. Две крысы подвергали эмоционально – болевому стрессу, привязывая их на дощечке спиной вниз на 10 минут, а положение на спине не характерно для большинства животных, что вызывает сильный стресс. Для двух других крыс вид и крики привязанных партнеров, помещенных перед открытой дверцей клетки, были эмоциональным стрессом. Все эксперименты проводились с 10 до 11 часов. Концентрацию кортикостерона в надпочечниках и плазме крови, а также катехоламинов в надпочечниках определяли через 5 и 10 минут после начала стрессорных воздействий, а также через 20, 40 и 60 минут после и их окончания. Последовательное умертвление 4 подопытных животных занимало не более 1 минуты, что исключало вмешательство дополнительных стрессорных воздействий.

 

Сопоставление динамики изменения уровней адаптивных гормонов в стрессорный послестрессорный периоды выявило половые особенности ее как в ситуации эмоционально – болевого, так и эмоционального стресса. Это проявилось в более высокой подвижности адаптивных систем у женских особей по сравнению с мужскими. Так, у самок уже через 5 минут после начала обездвиживания, содержание кортикостерона в надпочечниках и плазме крови возрастало соответственно в 2.8 и 2.3 раза. В последующие 5 минут стресса уровень гормона в плазме крови превышал контрольные значения в 4 раза и достоверно отличался от предыдущего, измеренного через 5 минут после начала обездвиживания. Прекращение эмоционально – болевого стресса сопровождалось началом нормализации адаптивных систем. Уровень кортикостерона в надпочечниках через 20 минут после отвязывания животных уменьшался по сравнению с максимальной его концентрацией, наблюдавшейся через 5 минут после начала стресса. Концентрация гормонов в плазме была снижена по сравнению с максимальны

м его уровнем, проявившемся через 10 минут после начала стресса. Последующие 20 минут послестрессорного периода наблюдалась тенденция к дальнейшему снижению содержания кортикостерона в надпочечниках и плазме крови, что приводило к нормализации этих показателей к 60 – ой минуте после окончания стресса.