Теории научения, бихевиоризм и психосоматика


Бихевиоральная терапия основана на экспериментальных принципах и методах научающе-бихевиоральной теории. Предпосылка, лежащая в основе применения этой терапии на практике, включая и в психосоматике, такова – расстройства приобретены в результате ошибочного прошлого научения. Саморазрушительное и патологическое поведение есть результат влияния окружения, которое подкрепляет и упрочивает его. Следовательно, задача, которая стоит перед бихевиоральным терапевтом – точное определение симптома (неподходящего поведения), от которого нужно избавиться, уточнить желаемое новое поведение и определить режимы подкрепления, требующиеся для формирования нового поведения. Таким образом, бихевиоральная терапия есть логическое расширение принципов классического и оперантного обусловливания.
Можно отметить также метод биологической обратной связи. В его основе лежит принцип целесообразного саморегулирования непроизвольных функций с использованием систем внешней обратной связи. Метод пришёл из бихевиорального направления и применяется, например, при лечении различных видов головной боли, при лечении больных эпилепсией и т.д. Однако, терапевтический эффект метода считается довольно скромным. Вероятные механизмы воздействия таковы: эффект плацебо, эффект общей релаксации, познавательный эффект переживания, самовнушение, повышение самооценки пациентов. Его рекомендуют применять в сочетании с другими медицинскими и психотерапевтическими методами.
В конце 60-х годов Мартин Селигман описал странную особенность поведения человека в ситуации, когда достаточно продолжительное время окружающая его действительность меняется вне всякой зависимости от его поведения. Если поощрение и наказание происходят как бы сами собой, вне зависимости от действий человека, то тот перестает предпринимать какие-либо попытки избежать неприятностей, или же добиться успеха. Достаточно непродолжительной истории безрезультативных попыток избавиться от неприятностей или что-либо изменить в окружающей действительности, как "выученная беспомощность" начинает жить как бы своей собственной жизнью и сама управлять поведением.
Селигман сделал вывод о том, что опыт неконтролируемых последствий приводит к снижению желания и стремления предотвратить трудные ситуации или активно овладевать ими. Причем ответственны за возникновение этого не столько неприятные или болезненные переживания сами по себе, сколько опыт их неконтролируемости. Селигман доказал, что человек учится этой беспомощности и возможно от беспомощности отучить.