Доверительность в общении с родителями

В другом исследовании отношения старшеклассников с родителями изучались с точки зрения доверительности общения со стороны старшеклассников , информационного содержания общения , внимания, проявляемого детьми к делам и жизни родителей, и авторитетности мнений родителей для старшеклассников. Было опрошено 140 ленинградских семей, причем дети и родители опрашивались отдельно. Выяснилось, что старшеклассники , независимо от пола, более откровенны с матерью, нежели с отцом, чаще обращаются к ней за советом и более сочувственно относятся к ней. Отцы имеют преимущество только в “информационной сфере”, когда речь идет о политике и спортивных событиях.
Бросается в глаза также резко выраженная асимметричность интересов детей и родителей : родители проявляют внимание ко всем сторонам жизни детей, тогда как дети мало интересуются жизнью и трудом родителей. Особенно отчетливо это проявляется в общении с отцами : дети редко расспрашивают их о служебных делах, годах детства и юности и т.д.
Отношения детей и родителей асимметричны , неравноправны. Многие родители, привыкнув распоряжаться детьми, болезненно переживают ослабление своей власти. Кроме того, действуют определенные культурные запреты. Например, у нас не принято обсуждать сексуальные проблемы с представителями других возрастных групп, это делается только со сверстниками. В результате важнейшая сфера интимных переживаний подростка из общения с родителями “изымается”. При опросе 402 пар молодых москвичей, подавших заявление о вступлении в брак, 85 процентов невест и 80 процентов женихов сказали, что никогда не обсуждали с отцами проблемы брака и семьи . Чрезвычайно важные для переходного возраста и ранней юности темы - “этапы полового созревания” и “интимные отношения” - занимают последние места в разговорах с родителями.
Но если о том, что больше всего волнует, говорить невозможно, общение неизбежно принимает формальный, рутинный характер. Обе стороны чувствуют возникший между ними барьер , страдают от этого, но сделать ничего не могут. Чем больше родители “нажимают” на поведение, успеваемость и прочие формально- ролевые аспекты жизни детей, тем суше, казеннее , регламентированнее становятся их взаимоотношения.
Вот типичное письмо старшеклассника : “ Моему другу повезло с родителями, потому что они считают своего сына за человека. Я целые дни провожу в их доме. Его отец любит отгадывать кроссворды, заводить радиолу; нашу музыку называет “шум” , но разрешает слушать... Мои родители , наоборот , думают только о моих уроках. Что я человек , у меня могут быть дела - это им даже в голову не приходит. Кандидаты наук, а к телефону не зовут. Разговаривают со мной как будто всегда с обидой, хотя бы я даже все выучил. В доме у нас зеленая тоска...”
Юноши, в свою очередь, невнимательны к родителям в следствии своего возрастного эгоцентризма. Поглощенные собой, они видят своих родителей только в каких-то определенных и подчас не самых привлекательных ипостасях , разбить которые может только новая информация, высвечивающая привычный образ “предка” с какой-то неожиданной стороны. А родители ждут от выросших детей тепла и понимания и вместе с тем смертельно боятся обнаружить свои человеческие слабости, которые детям давно известны.
В любящих душах родителей живет иллюзия, что они нужны выросшим детям в том же качестве , что и в раннем детстве. Идеальный воспитанник Эмиль, женившись и готовясь стать отцом, говорит своему идеальному воспитателю: “Советуйте, руководите нами, мы будем послушны; пока я буду жив, я буду наждаться в вас” Растроганный собственной утопией , Руссо не замечает, что послушание и потребность в руководстве - не самые ценные качества взрослого человека, что существуют другие формы любви и человеческих взаимоотношений. Так приятно для самолюбия всегда и во всех ситуациях оставаться для своих детей и учеников мудрым наставником и учителем жизни! Но в этой установке - источник постоянных конфликтов.