Условия функционирования профессиональной организации

 

Третья конфигурация возникает там, где в операционном ядре организации преобладают высококвалифицированные специалисты – профессионалы, – выполняющие трудные для освоения и в то же время четко оговоренные процедуры. Это подразумевает сложность и стабильность внешней среды – достаточно сложной, чтобы требовать выполнения процедур, которым обучаются только при получении формального образования, но и относительно устойчивой, что позволяет четко определять, то есть стандартизировать, квалификацию. Таким образом, внешняя среда является основным ситуационным фактором в функционировании профессиональной бюрократии.

Факторы возраста и размера организации менее важны. Крупные профессиональные организации могут склоняться к несколько большей формализации и иметь более развитую структуру вспомогательного персонала. Но это не мешает существованию малых или молодых профессиональных бюрократий. Для механистической бюрократии характерен продолжительный «предпусковой» период ввиду необходимости выработки стандартов внутри организации. Прежде чем выполняемые в ней процедуры будут доведены до известного автоматизма, она должна пройти этап простой структуры. В отличие от механистической, в профессиональной бюрократии квалифицированные операторы привносят стандарты в нанимающую их организацию, поэтому необходимость в длительном предпусковом периоде отсутствует. Группа врачей, приглашенных на работу в новую больницу, или группа юристов, пришедших в новую адвокатскую контору, начинают действовать незамедлительно, словно эти люди уже давно работают в организации. По той же причине, а также в силу значительной автономии профессионалов р

азмер организации представляется малосущественным фактором. Самостоятельно работающий бухгалтер придерживается тех же профессиональных стандартов, что и «армия» специалистов по учету какого-нибудь гигантского концерна. Таким образом, в формировании профессиональной бюрократии этап простой структуры является непродолжительным.

Техническая система – важный ситуационный фактор только с точки зрения того, чем она не является в профессиональной бюрократии, – она относительно не регламентирована, не усложнена и не автоматизирована. Труд профессиональных операторов этой конфигурации предполагает значительную степень индивидуальной свободы. Именно они обслуживают клиентов, как правило, лично и непосредственно. Поэтому техническая система не может быть ни слишком регламентированной, ни, естественно, автоматизированной. Профессионал сопротивляется рационализации его навыков – то есть разделению их на простые, легко выполняемые действия – поскольку это приводит к зависимости от программирующей его труд техноструктуры, разрушает основу профессиональной автономии и уподобляет структуру механистической бюрократии.

Техническая система не может быть сильно усложненной. Хирург пользуется скальпелем, а аудитор – карандашом. Оба инструмента должны быть острыми, но в остальном это простые и ничем не примечательные орудия труда. И тем не менее тот и другой позволяют своим пользователям самостоятельно выполнять исключительно сложные функции. Более сложные инструменты – компьютеры в аудиторской фирме и кардиологическое оборудование в больнице – ограничивают автономию профессионала, принуждая его работать в мультидисциплинарных командах, что приближает организацию к адхократии. Эти команды занимаются в основном конструированием, модификацией и наладкой оборудования данные операции обычно регламентированы и автоматизированы, обезличивают отношения между профессионалом и клиентом. Поэтому в «чистой» профессиональной бюрократии технология организации – ее база знаний – сложная, чего нельзя сказать о ее технической системе – наборе инструментов, используемых для применения базы знаний.

Элементарный пример профессиональной бюрократии – организация индивидуального обслуживания, по крайней мере выполняющая сложную, но неизменную деятельность. Школы и университеты, консультационные фирмы, юридические и аудиторские конторы, социальные службы, – все они опираются на данную конфигурацию, поскольку сосредоточены не на инновационном решении новых проблем, а используют стандартные программы для решения относительно знакомых задач. То же верно и для больниц, во всяком случае, имеющих простые технические системы. (В тех сферах, где требуется сложное оборудование, – а число таких клиник постоянно возрастает, особенно в медицинских учебных заведениях, – больница приближается к гибридной структуре с чертами, характерными для адхократии. Но эту тенденцию ослабляет присущая медикам осторожность. Для работы с пациентами используются только проверенные оборудование и препараты. Для организаций, несущих ответственность за жизнь клиентов, естественно, неприемлема более свободная, органическая структура вроде ад

хократии.) В сервисном секторе современного общества для решения возникающих стандартных проблем применяются заранее разрабатываемые программы. Следовательно, здесь должна преобладать профессиональная бюрократия. Наблюдая бурный рост данного сектора в последние два десятилетия, мы убеждаемся в главенствующей роли этой конфигурации.

Мы уже не раз приводили примеры из сферы услуг. Но профессиональные бюрократии встречаются и в производственном секторе, в частности там, где внешняя среда требует сложной, но устойчивой трудовой деятельности а техническая система не отличается ни регламентированностью, ни сложностью. Таковы, например, ремесленные предприятия – важная форма профессиональной бюрократии. Основу их операционного ядра составляют квалифицированные мастера, использующие довольно простые инструменты для производства стандартной продукции, Само понятие «мастер» подразумевает некоего профессионала, который изучает традиционное ремесло, длительное время работая подмастерьем, что затем позволит ему трудиться самостоятельно в отсутствии внешнего контроля. Администрацию ремесленных предприятий можно назвать крошечной – здесь нет техноструктуры, а немногочисленные руководители так или иначе работают бок о бок с мастерами.

Промышленная революция привела к радикальному сокращению рядов «армии» ремесленников. Процессы труда – например, изготовления обуви – были рационализированы, вследствие чего контроль над ними перешел из рук тачавших сапоги мастеров к моделирующим обувь аналитикам. Небольшие ремесленные предприятия превратились в крупные механистические бюрократии. Но кое-какие ремесла сохранились – например, стеклодувное, гончарное дело, художественная фотография, кулинарное искусство. Эти примеры свидетельствуют, что термин «ремесло» ассоциируется сегодня с прикладным искусством, изделиями ручной работы – функциональными, но в то же время обладающими (что и привлекает покупателя) эстетической ценностью. Кроме того, преимущественно ремесленной остается такая важнейшая отрасль, как строительство.

 

Профессиональные бюрократии ориентированы на самые разнообразные рынки. Как уже отмечалось, в такие организации обычно объединяются специалисты в разных областях, обслуживающие клиентов различных типов. В больнице гинекологи лечат женщин, педиатры -» детей и т. д. в университете преподаватели философского факультета читают лекции студентам, интересующимся «наукой всех наук», а на технические факультеты поступают те, кто стремится получить вполне конкретные навыки.

В соответствии с гипотезой 11 подобное многообразие побуждает использовать в качестве основы для группирования профессионалов именно рынки. Наши примеры фактически об этом и говорят (хотя мы также видим, что в профессиональной бюрократии рыночное основание для группирования специалистов оказывается, учитывая способ выбора профессиональных услуг, равнозначным функциональному).

Иногда рынки профессиональных бюрократий диверсифицируются географически, в результате чего мы получаем так называемую дисперсную (рассредоточенную) профессиональную бюрократию. В данном случае углубляется проблема сохранения лояльности организации, так как профессионалы действуют автономно на значительном удалении друг от друга и от административной структуры. К примеру, Организация лесничих США рассредоточена по всей территории Америки, поскольку каждый из ее членов работает в одиночку. То же касается агентов ЦРУ и консультантов в некоторых областях. Как следствие, объединяющим их организациям приходится полагаться главным образом как на базовую подготовку, так и, прежде всего, на индоктринацию, идеологические установки.

Отбор сотрудников ведется очень строго, самое серьезное внимание уделяется спецподготовке и воспитательной работе, которые организация зачастую берет на себя. Только прошедшие все предварительные этапы сотрудники могут быть направлены на работу в отдаленные регионы. «Центр» периодически вызывает их для идеологической «подпитки», часто проводит ротацию регионов работы, чтобы гарантировать сохранение лояльности организации и невозможность «укоренения» в определенной территориальной области.

Иногда профессиональные бюрократии принимают гибридную форму. Описывая структуру больниц, мы уже упоминали о возможных для них чертах адхократии. Мы называем такое сочетание профессиональной бюро/адхократией. Еще один вариант – простая профессиональная бюрократия – возникает, когда опирающиеся на стандартные навыки высококвалифицированные профессионалы работают под началом сильного, даже деспотичного руководителя (что характерно для простых структур). Рассмотрим, например, симфонический оркестр – организацию, состоящую из высокопрофессиональных музыкантов, исполняющих стандартный репертуар. Нередко ее руководителя, дирижера, сравнивают с диктатором.

В любом случае нельзя отрицать потребность в данном случае в сильном руководстве, основанном на прямом контроле. В послереволюционной России был опыт существования «оркестров» без «дирижеров», но бесконечные конфликты между исполнителями ясно показали необходимость возвращения самозванных «музыкальных руководителей» к своим непосредственным обязанностям.

Наконец, вкратце отметим действие таких важных ситуационных факторов, как мода и влияние операторов. Профессионализм – популярное сегодня слово. Как следствие, профессиональная бюрократия является очень модной структурой – и заслуженно, ведь одна из основных ее характеристик – демократизм.

Таким образом, любому оператору выгодно выполнять работу более профессионально – приобретать новые навыки, воздерживаться от стандартизации процесса труда аналитиками техноструктуры, налаживать связи, способствующие установлению защищающих умения общеотраслевых стандартов. Тем самым оператор сможет добиться того, от чего его старательно «оберегает» механистическая бюрократия, – контроля над процессом труда и определяющими его решениями.