Право на церковный суд как привилегия церкви

 

Важнейшей привилегией церкви явилось право на свой церковный суд. Все лица, принадлежавшие церкви: монахи, монастырские крестьяне и т.д. – подлежали суду церкви и по гражданским и уголовным делам. Исходя из положения, что все преступления, связанные с грехом. Подлежат суду церкви, она присвоила себе подсудность по делам по делам ереси (вероотступничества), колдовства, святотатства (кража церковного имущества, насилие над служителями церкви), нарушение супружеской верности, кровосмешение, двоеженство, лжесвидетельство, клевета, подделка документов, ложная присяга, ростовщичество. Так как имущественные договоры часто скреплялись религиозными клятвами, церковь объявила своей компетенцией области обязательственных отношений.

По решению IV Латеранского собора в особые обязанности церковных властей впредь входила борьба с проявлениями разного рода ереси. Даже против просто подозреваемых в ереси или сочувствии ей, если те не смогут доказать своей невиновности и опровергнуть обвинений, следовало возбуждать преследования. В этих условиях церковные суды должны носить особый инквизиционный характер, исходить из презумпции виновности и греховности обвиняемых. Преследование еретиков поручалось монахам доминиканского, а затем других орденов. Для этого учреждались особые должности церковных судей – инквизиторов. Инквизиторы были вскоре признаны неподсудными обычному церковному суду, получили право на личное обращение к папе, поставлены вне всякого административного контроля епископов Независимая от местных властей инквизиция становится в XIII-XVII вв. грозной силой. Инквизиция могла возбуждать преследование по слухам. В инквизиции одно и тоже лицо вело предварительное расследование, суд и выносило приговор. Судоговорение было тайным, сопровождалось мрачным ритуалом, наводящим ужас. При отсутствии быстрого признания прибегали к пытке, которая ничем не регламентировалась. Создавалась обстановка всеобщего ужаса, позволяющего властвовать неограниченно. Инквизиторы считали, что лучше убить 60 невиновных, чем дать уйти одному виноватому. В 1252 г. папа Иннокентий IV одобрил создание инквизиционных трибуналов из 12 судей во главе с епископом. В уголовных делах собственное признание стало основным видом доказательства, свидетельствующим и о правоте выводов суда, и об очищающем греховную душу раскаянии преступника. Данное положение применялось особенно в вопросах обвинений в ереси, так как при желании под таковое могли быть притянуты любые расхождения с церковными правилами. После получения признания следовало примирение с церковью – отпущение грехов. Обвиняемый подписывал протокол допроса, непременно указывал, что признание является добровольным. При отказе от этого, или изменении показаний обвиняемый признавался снова отлученным от церкви и подлежал сожжению живым на костре (церковь “не проливала крови”). Признание помогало избежать сожжения, но вело к пожизненному заключению. Оправдание было очень редким. На кострах инквизиции сгорело много выдающихся людей: Жанна д’Арк, Ян Гус, Джордано Бруно и многие другие.

Это надолго деформировало судопроизводство в канонических судах в случае наиболее важных обвинений и преследований.

 

Церковная судебная процедура оказала значительное влияние и на светские суды в Европе. Излишне жесткое и своеобразное отношение канонического права к процессуальным доказательствам стало причиной для распространения в юстиции излишнего затягивания разбора дел, начала практики многомесячных и многолетних тяжб.