Наследственное каноническое право

 

Каноническое право, которое в своей основе, прежде всего, было правом управления, привело к тому, что церковная собственность стала несравненно лучше администрированной и в связи с этим более экономически полезной, чем соответствующие ресурсы мирских власть имущих. Кроме того, церковь получила большое богатство благодаря добровольным пожертвованиям путем развития наследственного права: институтов завещания и дарения — в соответствии со своими возможностями оказывать религиозное давление.

При этом использовалась искусно выработанная юридическая техника, которая в большей степени развивала право завещания. Эта техника была направлена на то, чтобы преобразовать римское право завещания в соответствии с церковными интересами. Поэтому были ослаблены строгие формальные требования, которые предъявлялись в римском праве: чтобы завещание имело силу, оно должно было быть составленным только в присутствии приходского священника, нотариуса или двух свидетелей. В новых условиях только подписанное завещателем завещание имело силу даже без соблюдения формальных требований.

С введением христианства долю покойника перестали хоронить или сжигать с трупом. Собственность делилась на три части:

1/3 — вождю или королю

1/3 — наследнику

1/3 — “Доля Бога”.

Церковь определила две формы дарения:

1. “дар в предвидении смерти”, то есть “последние слова” умирающего имели юридическое значение, неважно, были они записаны или нет

2. “дарение после смерти” — имело строго определённое содержание, то есть оно не относилось к тому имуществу, которое даритель мог иметь в момент вступления дарения в законную силу, оно не могло быть отозвано.

Особое значение приобрело преобразование церковью установленного Юстинианом соотношения законной доли прямых наследников к законной доле братьев и сестёр отца с выделением законной доли Христа, то есть самой церкви. Христос, таким образом, должен был указываться как наследник в каждом завещании. Этот принцип восходит к отцу церкви Августину, который учил, что Христос должен по каждому завещанию получать свою долю в размере доли детей. В Декрете Грациана, который передаёт проповедь Августина, это звучит так: “тот, кто имеет сына, указывает Христа как второго, кто двух, — как третьего тот, у кого 10 сыновей, — как одиннадцатого”. Эти правила встречаются во многих западноевропейских правовых источниках. То, что они обеспечивали выгоду церкви очевидно.

Канонисты XII в. создали своё новое право завещаний на основе германо-христианских институтов дарения и отчасти на основе классического римского наследственного права. Из этих систем они позаимствовали три следующих положения:

 

1. необходимость подписи завещания семью свидетелями и наследодателем

2. право отказа от принятия наследства

3. право дополнительных распоряжений в пользу отдельных получателей наследства, а также добавили следующее:

4. святость желания завещателя, то есть “последняя воля”.

В XII в. завещательные формальности были упрощены, появились меры защиты оставшегося в живых супруга и детей против лишения наследства завещателем: сначала 1/4 часть, затем 1/3 и 1/2 — в случае если оставалось 5 и более детей. Каноническое право увеличило долю и включило под защиту жену, исключив внуков и родителей умершего.

Канонисты создали новый институт исполнителя завещания, так называемого душеприказчика — лица, которое брало на себя владение всей собственностью, подлежащей распределению. Не наследник, а душеприказчик осуществлял права завещателя и выполнял его обязательства. Он мог предъявлять должникам завещателя иски в судах.

Церковь также контролировала наследование без завещания, считая, что если человек не выразил свою последнюю волю, он по все вероятности, умер без покаяния, следовательно, имущество умершего без завещания следовало употребить на благо его души. ”Законная доля” доставалась только жене и детям.

Роль священника была центральной: он выслушивал “последние слова”, был свидетелем последней воли, служил душеприказчиком или управителем, принимал завещанное имущество в качестве доверенного лица религиозных организаций или на благотворительные дела. Центральную роль играл и церковный суд, то есть епископ и его каноники. От душеприказчиков требовалось представлять отчёт церковному суду. Он надзирал за лицами, которым было доверено употребить имущество на религиозные или благотворительные цели.

Каноническое право наследования явилось прямым вмешательством церкви в феодальные политические и экономические отношения. Светские власти оказали сопротивление, отказавшись признавать отказы от земли в пользу церкви. Церковь нашла выход, создав институт доверительной собственности — пользования. Правовой титул на землю передавался мирянину, который держал его как доверенное лицо церкви и ордена. На случай смерти доверенного лица было заготовлено условие о вступлении в должность нового доверенного лица.

Церковь нередко свободно использовала свою религиозную силу, чтобы получить дары и завещание. Например, в правовом источнике эпохи Карла Великого содержатся жалобы на то, что угрозами вечного Суда и обещаниями блаженства церковь отбирает собственность у больных и бедных и лишает наследства их законных наследников, так что они из-за бедности становятся преступниками.