Виды внешних стимулов, вызывающие схожие эмоции

 

Я позволю себе начать с последнего вопроса: каковы внешние стимулы, вызывающие сходные эмоции? Эти внешние стимулы есть ни что иное, как архетипы коллективного бессознательного, впервые описанные К.Г. Юнгом.

Что же такое архетипы? Этот феномен очень точно определил Руткевич «архетип есть когнитивная структура, в которой запечатлен опыт жизни всего рода, — и далее мы читаем, — от логической категории или даже пластичной платоновской идеи архетипический образ отличается наглядно-чувственным характером». Я понимаю, что о их существование можно спорить до хрипоты, однако тот факт, что душевнобольные оказываются в состояние репродуцировать образы, известные нам из старинных текстов, говорить на древних языках, позволяет, с достаточной уверенностью, утверждать, что где-то в глубинах подсознания содержатся знания о прошлом человечества. Причем, хочется отметить, что архетипы находятся именно в коллективном бессознательном, что может означать лишь одно: трактовка их значения будет одинакова всеми членами социума. Также, если рассматривать национальный фольклор, то мы обнаружим, что одни и те же сказочные образы, повторяются у совершенно различных, на первый взгляд, народов, имеют сходные функции и, что самое главное – фо

льклорные персонажи не имеют разночтений в трактовке и восприятие образа. Теперь становится ясна необходимость рассмотреть жизнь примитивных обществ, т.к. в свете всего выше изложенного становится понятно, что именно на те далекие времена приходится формирование основной части архетипических структур, которое зависит от особенностей мышления и восприятия окружающего мира, членами первобытных обществ. Основываться мы будем, по большей части, на ставшей уже классической работе «Сверхъестественное в первобытном мышление» Люсьена Леви-Брюля, в которой он подводит итог своим долголетним исследованиям в области психологии восприятия окружающего мира в первобытных обществах.

 

Леви-Брюль, после многочисленных экспедиций в отдаленные уголки нашей планеты к первобытным племенам пришел к выводу, что их мышление «заполнено огромным числом коллективных представлений» и подчинено закону партиципации (сопричастности), который управляет пра-логическим мышлением и его коллективными представлениями. Иными словами член первобытного общества мыслит себя частью окружающего мира, он связан со всеми явлениями и предметами мистической связью и в каждом предмете видит частичку себя. Это утверждение можно продемонстрировать на постом примере: известно, что члены примитивных обществ боятся фотографироваться объяснение этой «странности», с точки зрения закона партиципации, только одно: первобытный человек мыслит себя сопричастным фотографии и считает, что вместе с фотографией чужестранец заберет часть его души. Первобытные люди не воспринимают объект или явление и сопутствующие ему внешние и внутренние стимулы раздельно. Предмет окружающий среды для него – это совокупность таких стимулов. Эту особенн

ость подтверждает и своеобразный язык первобытных обществ, слова в нем не являются основным средством общения, наравне с ними широко используются звуки и эмоции.