Конституция как документ, обладающий высшей юридической силой

 

Значение конституции как основного закона государства придает ей характер документа, обладающего высшей юридической силой, занимающего верхнюю ступеньку в иерархии правовых актов. Все другие нормативные акты не должны противоречить ей, издаются в дополнение и развитие конституции. Акты, противоречащие нормам основного закона и провозглашенным в нем принципам, не должны применяться, и при наличии специального органа конституционного надзора признаются им недействительными целиком либо в той их части, в которой имеет место указанное, противоречие.

Однако прямого указания в конституциях на их верховную силу по сравнению с простыми законами и другими нормативными актами, чаще всего, не содержится. В качестве исключения можно назвать основные законы Португалии, Ирландии, Японии, Республики Молдова. Так, ст. 98 Конституции Японии гласит: «Настоящая Конституция — является верховным законом страны, и никакие законы, указы, рескрипты и другие государственные акты, противоречащие в целом или в части ее положениям, не имеют законной силы». Статья 277 Конституции Португалии устанавливает: «I. Являются неконституционными нормы, нарушающие положения Конституции или принципы, в ней закрепленные». Статья 7 Конституции «Конституция Республики Молдова является ее высшим законом. Ни один закон или иной правовой акт, противоречащие положениям Конституции, не имеют юридической силы».

Но хотя в большинстве конституций зарубежных стран не содержится специальных норм о верховенстве конституций, это обычно вытекает из статей, которые определяют юрисдикцию специальных органов по контролю за конституционностью законов и других нормативных актов. Так, ст. 161 Конституции Испании вменяет Конституционному суду в обязанность рассмотрение заявления о конституционности законов и нормативных актов, имеющих силу закона. Объявление неконституционной юридической нормы, имеющей силу закона, лишает ее этой силы,

Однако в тех конституциях, где нет соответствующих положений, суды обязаны в своих решениях руководствоваться принципом верховенства конституционных норм перед другими нормативными актами.

Единственным исключением из этого правила являются Великобритания и Новая Зеландия, в которых нет писаных конституций и все законы имеют одинаковую юридическую силу.

 

В федеративных государствах признается и провозглашается верховенство конституции федерации перед конституциями и другими нормативными актами ее субъектов. Так, в части второй ст. VI Конституции США устанавливается: «Настоящая Конституция и законы Соединенных Штатов… являются высшими законами страны, и судьи каждого штата обязаны к их исполнению, хотя бы в конституции и законах отдельных штатов встречались противоречащие постановления».

В тех странах, где признается приоритет норм международных договоров и общепризнанных принципов международного права перед национальным законодательством, как правило не допускается заключение международных договоров или присоединение к тем пактам, нормы которых не соответствуют отечественной конституции.

Однако Конституция Португалии установила, и исключение из этого принципа, закрепленное в части второй ст. 277: «Органическая или формальная неконституционность международных договоров не препятствует применению их норм во внутренней правовой системе Португалии, поскольку такие же нормы применяются во внутренней правовой системе другой стороны, за исключением случаев, когда их неконституционность влечет за собой нарушение фундаментального положения». Но такого рода нормы являются исключением на фоне общего подхода — признания верховной силы конституционных норм и неприменимости актов, им противоречащих.