Современное состояние и перспективы криминалистического исследования письменной речи

 

Криминалистическое исследование письма в недавнем прошлом охватывало обе стороны целостной системы письма — смысловую и графическую. В свое время С.М. Потапов указывал: “Будучи связан со смысловым и целевым назначением документа, почерк не может быть изучен для идентификации в отрыве от содержания письма и условий его воспроизведения”.

В наши дни исследование письменной речи стало отдельным видом судебно-автороведческой экспертизы, что следует признать правильным. Устанавливая исполнителя, эксперты-почерковеды в большинстве случаев используют методы графического использования почерка. Осторожность в применении в данном случае метода исследования письменной речи во многом объясняется, помимо прочего, и сомнением в целесообразности изучения его смысловой стороны из-за неуверенности в тождестве автора и исполнителя документа. В этом есть доля истины. Действительно, исполнителем и автором иногда бывают разные лица, поскольку исследуемые тексты могут быть переписаны или выполнены под диктовку другим лицом. Но, как показывает экспертная практика, такие случаи очень редки. Вместе с тем, поскольку они все- таки встречаются, первоочередной вопрос, который должен стоять перед экспертом при исследовании рукописного текста — являются ли автор исполнитель текста одним лицом. И только после этого можно формулировать вывод как об авторе исследуемого документа, так и его исполнителе. Поэтому и сегодня не потеряло значения утверждение А. И. Винберга, что “ни один из признаков письма не является “лучшим”, по сравнению с которым другие “худшие”. Действительно, мы заранее не можем предопределить преимущественное значение ни одного из признаков исследования, ибо их значимость будет зависеть от конкретного дела. В одном деле решающее значение приобретают стиль и орфография (например, в анонимном письме), в другом — признаки почерка (например, при сравнительном исследовании подписей), в третьем — и те, и другие признаки”.

Таким образом, исследование письменной речи в почерковедческой экспертизе — не только резерв, но и возможность более глубокого ее изучения при установлении исполнителя текста. Кроме того, данный метод зачастую может облегчить установление исполнителя в случаях, когда исследуемый текст выполнен измененным почерком, левой рукой, подражая печатному шрифту, когда графическая информация, содержащаяся в нем, незначительна.

 

Как показывает экспертная практика, анализируемый метод может применяться и при исследовании подписей, которое является одним из видов почерковедческой экспертизы при установлении исполнителя, причем наиболее в ней распространенным. Нередко из-за вариативности, краткости или умышленного искажения подписей их исследование усложняется, требует от эксперта глубоких знаний, опыта. В этой связи необходимо использовать все возможности для всестороннего исследования подписей, в том числе учитывать и признаки письменной речи.