Негативные тенденции в законотворчестве

 

Но нельзя не сказать и о существующей негативной тенденции. Безудержное ведомственное нормотворчество сковало действующую систему законодательства, своевольно конкретизируя нормы общедозволительного значения.

Признание за подзаконными актами силы закона, установление норм права без учета элементарных правил законодательной техники и потребностей общества привели к появлению бесчисленного множества ведомственных нормативных актов, захвативших сферу законодательного регулирования. Примеров тому масса, если говорить о вышеупомянутом Законе РФ «0 несостоятельности /банкротстве/ предприятий», здесь совершенно основательно можно выразить сомнения в его действительности, т.к. для его нормативного применения требуется принять огромное число ведомственных нормативных актов, по меньшей мере, еще один закон об аудиторской деятельности, организовать федеральное агентство по делам о банкротстве. Такая же ситуация сложилась и в налоговом законодательстве, где в устаревшие еще в 1992 году законы было принято множество существенных изменений, за которыми достаточно сложно уследить, этот процесс сопровождается одновременным изданием потока подзаконных, редко публикуемых актов.

С момента перераспределения законодательных полномочий соотношение между законами и подзаконными актами принципиально меняется. Условия передачи законодательных полномочий Президенту России, а также порядок пользования ими оказываются явно недостаточными для того, чтобы обеспечить правовой характер принимаемых нормативных актов.

 

Нормотворческая деятельность, не стесненная ограничительными рамками, приобретает довольно свободные формы.

Указы Президента и постановления Правительства /т.е. акты исполнительной власти/ в ряде случаев оказываются сильнее законов, нормативно продолжая» или «поправляя» их. Практически любая ведомственная инструкция может подкорректировать тот или иной закон. Появляются управленческие структуры, присвоившие несвойственные данному виду государственных органов функции, принимается ряд нормативных актов нелигитимного характера. Сегодня можно с уверенностью сказать, что передача исполнительным структурам законодательных полномочий не придала принимаемым ими правовым актам больше права. А возможность регулировать органами управления таких сфер общественных отношений, как права, свободы и обязанности граждан, не соответствует принципам правового государства и теории разделения властей.