Движение капитала

 

В принципе движение капитала управляется законом максимальной нормы прибыли (естественно, с учетом рисков). Где норма прибыли больше, туда капитал и притекает, а в России — одна из самых высоких норм прибыли в мире. А если деньги вкладывать в торговлю, общественное питание, индустрию развлечений, жилищное строительство, пищевую промышленность, нефтедобычу и нефтепереработку, — то норма прибыли подчас исчисляется десятками процентов годовых в твердой валюте. В Европе или Америке минимум, на который можно рассчитывать — 5% годовых (если вложить деньги на банковский депозит или в госбумаги), максимум — 25% в год (при покупке акций быстрорастущих компаний). Неужели при такой разнице между нормами рентабельности из страны будут уходить средства? Другими словами, либо отток капитала сильно преувеличен, либо закон максимальной нормы прибыли на территории России не действует.

Резюмируется, что «отток капитала» (в одном из своих «превращений») — это теневая заработная плата. Она распределяется примерно так же, как и официальные рублевые доходы. Большая часть идет на приобретение потребительских товаров (эта часть дохода, как правило, конвертируется в рубли), меньшая — на сбережения (эта часть дохода остается в валюте). Проданную за рубли валюту в обменных пунктах покупают импортеры, которые потом ввозят в Россию разного рода полезные товары. Круг замыкается — «черный нал» получает покрытие «серым импортом».

Стоимость полулегального импорта таможне неизвестна, поэтому для определения объема «серого импорта» используются разного рода экспертные оценки. Точного результата они, разумеется, не дают, поэтому российский платежный баланс имеет формат высокоразвитой страны — активное сальдо торгового баланса покрывается вывозом капитала. Но поскольку Россия все-таки страна слаборазвитая, то реально вывозить капитал она не может. Соответственно, и реальное сальдо торгового баланса гораздо меньше его официальных оценок.

 

После делается несколько выводов. Во-первых, надежды на скорый экономический рост за счет репатриации капиталов следует оставить: этих капиталов просто нет. И кто бы ни находился у власти, ничего с этой объективной реальностью поделать нельзя. Во-вторых, мнимый отток — на самом деле уклонение от уплаты налогов, причем в особо крупных размерах. Называя уклонение от уплаты налогов оттоком капитала, правительство путает божий дар с яичницей.

От подобной подмены проблем вряд ли получится что-нибудь хорошее. Поставив проблеме неправильный диагноз, правительство начинает гоняться за фантомами — устраивает административные наезды на хозяйственных агентов рынка, всерьез обсуждает перспективы возврата капитала и введение лицензирования экспорта, думает о переводе зарубежных корсчетов комбанков в ВЭБ, т.е., борется с оттоком крайне неуклюже. Не говоря уже о депонировании средств под импортный контракт, регистрации всех внешнеэкономических сделок и ужесточении механизма импорта услуг.

Все эти меры — не туда и не про то.