Идеология и коммерческие результаты деятельности Банка России

 

Идеология деятельности Банка России выражена в поразительных по цинизму словах отчета (СТР. 124):

«Следует отметить, что осуществление такого рода деятельности противоречит специфике кредитных организаций как особого вида коммерческих организаций, целью деятельности которых является получение прибыли» (стр. 124).

Банки, важнейшие институты по управлению и работе с деньгами — наиболее ценным и важным инструментом современного технотронного общества — названы всего лишь коммерческими организациями, целью деятельности которых является извлечение прибыли.

Хотелось бы тогда знать, что в лицензии на открытие банка пишет Банк России — целью деятельности является извлечение прибыли или, может быть, все-таки общественно полезная, ответственная и важная работа в области денежного обслуживания?

Банк России и сам себя рассматривает в качестве всего лишь особой коммерческой организации по извлечению прибыли.

Общество не может признать такую философию ввиду ее разрушительности.

Банк не предприятие по извлечению прибыли. Банк есть предприятие по определенному виду обслуживания населения, предприятий и государства. Для этого он создается, а вовсе не для извлечения прибыли. И в ходе осуществления своей уставной деятельности он вправе получать прибыль, но никак не ставить на первое место извлечение прибыли. Ни один банкир в мире не согласится с такой постановкой. Этикой банкиров во всем мире является служение обществу, и именно за это служение они получают моральное и юридическое право на получение прибыли и доходов. Современное банковское сообщество понимает высокое назначение банковской деятельности и роли банков как инструмента организации всей общественной жизни в современном государстве. Продемонстрированная в данном отрывке этика есть этика скорее бандитов и антиобщественных групп и организаций, но не такого высокоответственного общества, каковым является банковское сообщество. Мы уверены, что даже в России мало банкиров и банковских работников присоединятся к этому утвержде

нию.

То, что Банк России считает и себя коммерческим учреждением, определяющим своей целью прежде всего получение доходов для себя и своих сотрудников, видно из счета доходов и расходов Банка России (стр. 140).

Центробанк получил «доходов» на сумму почти 40 трлн руб. Хотя можно ли считать «доходами» поступление средств у организации, которая просто печатает деньги? Думается, сомнительно эти поступления считать «доходами».

Как же эти «доходы» расходовались? Более 7 трлн пошло на содержание аппарата. А аппарат Банка России достиг невероятного размера — 83 тыс. человек, что значительно превышает штаты Государственного банка СССР.

Расходы на содержание аппарата и операционные расходы составили за год 30 трлн руб. Это гигантские средства, более 5 млрд долл. Интересно сопоставить эти затраты со всеми расходами на оборону страны, запланированными в бюджете 1996 г. в размере 80 трлн руб., но дошедшими до армии в размере двух третей, то есть 54 трлн руб. Расходы Банка России составляют более половины затрат страны на оборону.

Вряд ли Россия может позволить себе иметь такой Центральный банк, затраты на содержание которого составляют от трети до половины затрат на оборону страны.

Вот почему Банк России должен быть переведен на бюджетное финансирование, а все так называемые доходы должны включаться в бюджет. Примерно так делается в США. В этой стране банки Федеральной резервной системы, хотя и являются формально акционерными, но все их доходы автоматически поступают в распоряжение Правительства США. Ибо главный денежный орган государства, которому по закону предоставлено право эмиссии денег, не может быть на хозрасчете и, тем более, контролироваться какими-то частными аудиторами, подбираемыми самим Банком России.

В рамках президентского Указа о декларировании доходов и собственности руководство Банка России должно предоставить данные о служебных окладах и реально полученных доходах в среднем по Банку России и по всем его подразделениям, а также реальные выплаты руководителям Банка и его подразделений за 1996 г.

К вопросу о крахе денежной системы России

С нашей точки зрения, редакция журнала приняла принципиально правильное решение опубликовать полностью статью г-на Жириновского В.В. «Крах денежной системы России». Представляем читателю реальное положение дел по ряду вопросов, которые Владимир Вольфович трактует в предельно тенденциозной и гипертрофированной форме.

1. Структура экспорта и валютный курс. Уже во введении г-н Жириновский в присущей ему манере безапелляционно утверждает, что политика стабильного валютного курса наносит ущерб экспортным возможностям российских товаропроизводителей. Главный виновник — Центральный банк РФ — должен отказаться от такой политики и, надо полагать, перейти к практике прежних лет, когда динамика валютного курса опережала темпы роста внутренних цен.

 

Чтобы понять, насколько состоятельна столь трогательная забота об отечественных экспортерах, следует для начала рассмотреть структуру российского экспорта. В частности, по данным Государственного таможенного комитета РФ, эта структура по итогам 1996 г. выглядит следующим образом: газ, нефть и нефтепродукты — 46.4%. черные металлы — 10,4%, цветные металлы — 10,3%, драгоценные камни — 5,4%’, древесина и бумажные изделия — 3,8%: удобрения — 2,8% меха и кожа — 0,5%. Итого: 79,6%. Из приведенных данных видно, что почти 80% экспорта из России приходится на сырье и продукты его первичной обработки. Относительное снижение курса доллара сделает экспорт этих изделий еиде менее выгодным, чем сейчас. Однако понижение курса доллара — это единственный способ экономическими методами побудить экспортеров инвестировать получаемую прибыль в глубокую переработку добываемого сырья. Понижая темпы роста курса доллара и делая тем

самым экспорт менее эффективным, Банк России и Правительство РФ справедливо рассчитывают на повышение объемов внутреннего производства, которое компенсирует потери от снижения экспорта. В противном случае Россия рискует на долгие годы остаться сырьевым придатком развитых стран.

2. Платежный баланс и валютные резервы. В разделе «Экономическое и финансовое положение России в 1996 году» автор приводит следующие цифры: экспорт составил 84,5 млрд долл., импорт — 45,4 млрд долл., а сальдо внешней торговли — почти 40 млрд долл. Из этих данных. однако, не понятно, о каком именно платежном балансе идет речь — консолидированном или только о платежном балансе со

странами дальнего зарубежья?

Если имеются в виду страны дальнего зарубежья, то официальные показатели платежного баланса здесь следующие: экспорт товаров равен 70 млрд долл., импорт — 47 млрд долл., сальдо составило 22,7 млрд долл. Если же речь идет о показателях консолидированного баланса, то там сальдо еще меньше — 20,9 млрд долл. Но в любом случае, в официальной отчетности нет таких цифр, которые приводит г-н Жириновский.

Кроме того, автор статьи не учитывает, что в итог платежного баланса по текущим операциям, помимо сальдо торгового баланса, включаются также сальдо баланса услуг и сальдо доходов от инвестиций (соотношение полученных и выплаченных процентов по кредитам, займам и т.д.). Для России эти сальдо являются отрицательными как по консолидированному балансу, так и по балансу с дальним зарубежьем. В итоге сальдо баланса по текущим операциям за 1996 г. составило только 9.3 млрд долл. по консолидированному балансу и 11,1 млрд долл. по балансу с дальним зарубежьем. Поэтому остается только гадать, откуда и каким образом г-н Жириновский обнаружил 40 млрд долл. активного сальдо платежного баланса.

Трудности с формированием валютных резервов в 1996 г. в стране были, и весьма значительные. Однако 9 млрд долл. и 40 млрд долл. — это принципиально разные величины. Тем более, что полученное сальдо баланса по текущим операциям полностью использовалось участниками внешнеэкономической деятельности для формирования торговых кредитов и авансов зарубежным поставщикам. Безусловно, здесь присутствует определенный отток капиталов за границу. Но ведь следует иметь в виду, что это средства частных компаний. И в соответствии с действующим законодательством частные компании после уплаты всех необходимых платежей вольны распоряжаться своими средствами по собственному усмотрению.

Таким образом, в 1996 г. у Банка России и Правительства РФ практически не было возможностей для увеличения валютных резервов. Более того, для проведения платежей по внешнему долгу правительству пришлось прибегать к значительным заимствованиям на иностранных финансовых рынках, а также снизить размеры золотовалютных резервов с 17,2 млрд долл. до 15,3 млрд долл.

3. Отношение неплатежей к ВВП. В том же разделе «Экономическое и финансовое положение России в 1996 году» сделано утверждение, что денежная система России не справляется со своими обязанностями, поскольку объем взаимной задолженности предприятий (неплатежи) якобы достиг 40% от ВВП.

При анализе проблемы неплатежей в российской экономике прежде всего необходимо уточнить практическое содержание соответствующих статистических данных. Дело в том, что приводимая в статье цифра 895 трлн руб. неплатежей на конец 1996 г. (картотека №2 и №3 коммерческих банков) включает в себя значительный двойной счет. Общая сумма взаимной задолженности предприятий получается суммированием дебиторской задолженности и кредиторской задолженности, что в корне неверно. Если у предприятия возникла дебиторская задолженность из-за неуплаты потребителями денег за поставленную в их адрес продукцию, то предприятие-изготовитель, в свою очередь, не может

расплатиться со своими поставщиками и у него возникает кредиторская задолженность. То есть по балансу предприятия один неплатеж учитывается дважды: по активу как дебиторская задолженность и по пассиву как кредиторская задолженность. Но такой двойной учет связан только со спецификой бухгалтерского учета — двойной записью каждой операции. Поэтому для получения фактического объема неплатежей надо брать цифру или дебиторской, или кредиторской задолженности. В отчетах Госкомстата РФ приводятся данные отдельно по кредиторской и отдельно по дебиторской задолженности предприятий промышленности, строительства, транспорта и сельского хозяйства. Кредиторская задолженность составила за 1996 г. 729 трлн руб., в том числе просроченная — 379 трлн руб. Вот эта сумма в 379 7 трлн руб. и есть реальный объем неплатежей в российской экономике. По отношению к ВВП она составляет 17%. (Кстати, размер просроченной дебиторской задолженности еще ниже — 262 трлн руб., что составляет 12% к ВВП.)

Несмотря на то, что фактический размер неплатежей гораздо ниже указанного в статье г-на Жириновского, сама проблема задолженности предприятий сохраняет актуальность. Однако это не проблема органов кредитно-денежного регулирования. Если Центральный банк РФ выпустит в обращение дополнительное количество денег, достаточное для развязывания неплатежей, то результатом будет только скачок цен с последующим восстановлением прежнего уровня взаимной задолженности. Эту последовательную цепь явлений (неплатежи — кредитная эмиссия — скачок цен — неплатежи) можно было наблюдать в 1992-1994 гг.. когда цены росли на 20-30% в

месяц, а взаимная задолженность не снижалась. Поэтому выходом из сложившейся ситуации может быть только санация убыточных предприятий, а не их кредитная подпитка.

4. Терминология. В разделе «Денежная политика» фигурирует термин «дезактивация» по отношению к деньгам. Его использование в данном случае по меньшей мере сомнительно. Насколько нам известно, дезактивацией называется обработка предметов, подвергшихся радиационному облучению, с целью понижения уровня их радиационной активности. Остается только гадать, какое отношение это имеет к выводу денежных знаков из обращения. В денежной теории для обозначения подобного феномена используются термин «тезаврация».

5. Двойной счет денежной массы. В разделе «Денежная масса» содержится заявление, что подсчет денежной массы Банком России ведется неверно — срочные депозиты учитываются в составе агрегата М2 дважды. Подобное утверждение глубоко ошибочно и свидетельствует о полной некомпетентности автора в вопросах денежной статистики. Чтобы убедиться в этом, достаточно более пристально проанализировать пример, приводимый в «обоснование» своих выводов самим же г-ном Жириновским.

В примере, в частности, говорится, что если в банк поступил депозит (что увеличивает агрегат М2). то он будет выдан как . кредит и зачислен на расчетный счет заемщика, что также увеличивает агрегат М2. Но этот двойной счет возникает только потому, что авторами доклада приводится не вся цепочка денежного з оборота, а только ее часть. Ведь те деньги, которые поступили на в депозит в банк, взялись не из воздуха, а из какого-либо другого денежного агрегата. Если депозит был внесен наличными, то эта операция сначала уменьшила объем агрегата МО (наличные деньги) и, соответственно, агрегат М2, а уже потом восстановила его на ту же величину, поскольку от перемены мест слагаемых сумма не меняется.

6, Отношение кредитных вложений к ВВП. В разделе «Кредитование» приводятся отношение объема кредитных вложений (246,7 трлн руб.) к ВВП за 1996 г., которое равно 11%, и на основании полученного результата сделан вывод о недостаточности кредитования российской экономики. На самом деле судить по приведенным цифрам об уровне кредитования народного хозяйства невозможно. Дело в том, что г-н Жириновский совершает методологическую ошибку, сравнивая друг с другом интервальный показатель (объем ВВП за год) и моментный показатель (остаток ссудной задолженности на дату). Такое сравнение некорректно. Для сопоставимости этих двух показателей надо брать данные не по остатку ссудной задолженности, а данные по объему выданных кредитов (дебетовых оборотов по ссудным счетам) в течение сравниваемого года. Но в любом случае судить о том, много или мало выдано кредитов, не представляется возможным. Решения о выдаче кредитов принимаются банками, и если они по каким-то причинам не увеличивают или даже сокращают кредитование (е

сли, например, нет подходящих объектов для кредитования), то ЦБ РФ вмешиваться в данный процесс не имеет права по закону. Отметим, что это полностью совпадает с практикой развитых зарубежных стран.