Современные валютные денежно-банковские системы (многоуровневые)

 

Итак, современные валютные денежно-банковские системы утеряли свой двухуровневый характер и превратились в многоуровневые денежные системы с внутренними механизмами поддержания устойчивости и надежности денежной системы.

А ведь Россия имеет размеры, сопоставимые с мировыми. И потому и в России пора перестраивать денежно-банковскую систему по современным принципам.

Более того, такой процесс уже начался. Банковская система Чечни встраивается в рублевую денежно-банковскую систему именно на принципах многоуровневости. Национальный банк Чечни — независимый банк, имеющий с Банком России лишь корреспондентские отношения, в которых Банк России является высшим банком, а Национальный банк Чечни является низшим банком. А внутри Чечни может существовать сколько угодно банков, которые будут уже иметь корреспондентские отношения лишь с Национальным банком Чечни, причем Банк России не будет иметь к ним никакого отношения, в том числе и в отношении резервных требований. И от этого денежная система России не потерпит никаких ущербов, а наоборот, станет еще прочнее. Чеченские авизовки теперь станут невозможными. Именно в то время, когда чеченские банки находились под прямым управлением Банка России, чеченские авизовки, фальсификация и кражи денег легко осуществлялись.

 

Совершенно справедливо дав полную независимость банковской системе Чечни, установив единственный канал выхода денег из Чечни через счет «НОСТРО» Нацбанка Чечни в Банке России, последний создал такую надежную система функционирования денег в Чечне, которая не боится никаких боевиков, никаких преступников, никакого внутреннего чеченского самоуправства. Как это ни парадоксально, но именно в независимой Чечне создается самая надежная и законопослушная денежно-банковская система, так как в ее основе лежат не постановления Центрального банка, а внутрибанковские законы.

Таким образом, необходимо учесть мировой опыт и чеченский опыт самой России и создать многоуровневую рублевую денежно-банковскую систему. Это можно сделать буквально одним росчерком пера, объявив все нацбанки и все РКЦ независимыми банками, связанными друг с другом системой корсчетов.

Все эти банки надо объявить территориально-общественными <как бы мини-государственными) банками для своей территории, главной целью которых будет обслуживать бюджетные организации своего уровня и осуществлять бюджетный процесс. Этим самым ликвидируется вся система "уполномоченных" банков, не нужна будет громоздкая структура Казначейства. А бюджетники получат полную систему банковского обслуживания, включая и предоставление кредитов. Все, что для этого нужно сделать, — это заме-. нить филиальные отношения между отдельными учреждениями Центробанка на корреспондентские. Именно филиальные отношения являются источником большого количества злоупотреблений и преступлений в системе Центробанка, да и вообще в банковской системе. Ведь филиал распоряжается не своими деньгами и не несет персональной ответственности. И так не только в Центробанке, но и в западной банковской системе. Вспомним, к примеру, крах банка «Беринг», который также произошел по вине филиала. За 1996 г. Банком России было предотвращено зачисление денежных средств по фиктивным денежным документам на сумму 70 млрд руб. Вряд ли раскрываемость этих преступлений превышает 10%. Тогда можно предположить, что до 700 млрд руб. в системе ЦБ РФ было эмитировано фальшивых денег. В филиальной системе идет ограбление всей денежной системы, то есть всего государства, в отличие от корреспондентской, в которой можно ограбить только отдельный банк. При корреспондентских отношениях каждый филиал превращается в банк и будет распоряжаться только собственными деньгами. Это резко увеличивает надежность всей банковской системы. Но самое главное, это приведет к многократному (4-5-кратному) увеличению активной денежной массы и кредитных ресурсов в результате эффекта мультипликации денежных ресурсов, свойственного многоуровневой банковской системе. Причем это произойдет без эмиссии денежных средств. Именно через эти территориально-общественные банки должен осуществляться бюджетный процесс. в том числе в них должны храниться счета Казначейства. Ибо непонятно, почему в коммерческом Сбербанке должны храниться бюджетные средства и использоваться в качестве кредитных ресурсов в нем. Здесь же бюджетные средства используются в качестве кредитных ресурсов в месте сбора налогов. Деньги — чрезвычайно важный территориальный ресурс. А Сбербанк и так используется как мощнейший «деньгосос», лишающий денег провинциальную Россию и выкачивающий их в Москву. Наконец, многоуровневая банковская система позволит эффективно решать проблему страхования депозитов без создания громоздкого общефедерального органа в виде специальной корпорации. Функция страхования депозитов банка нижнего уровня может быть возложена на его банк верхнего уровня — ностро-банк (термин автора — прим. ред.). Таким образом, получаем децентрализованную систему страхования депозитов, причем страховщик имеет, де-факто, контроль за страхуемым и имеет о нем, как о своем клиенте, практически всю информацию, что позволяет ему не только механически страховать его, но и заранее предупреждать самое появление страховых событий. Отметим, что положение коммерческих банков не меняется, они остаются в тех же самых РКЦ, превращающихся в самостоятельные кредитные организации, счета коммерческих банков также не меняются. Единственное, что они заметят, что с них сняты всякие обязательные резервные требования. Данное преобразование может быть проведено чрезвычайно быстро, никаких потрясений в денежной системе не произойдет, большинство банков и их клиенты даже и не заметят этого. Одновременно должны быть закрыты все клиринговые палаты, а каждый банк должен будет иметь один, и только один, корсчет в некотором банке по собственному выбору — в территориально-общественном или другом коммерческом банке. Видимо, сопротивление эти предложения могут встретить прежде всего у Правления Центробанка, ибо Банк России из «министерства денег» превращается в подлинный Центральный банк страны, территориально-общественный банк высшего уровня иерархии, но не более.